Дата:    Регистрация
Главная страница
Твой аккаунт
Форум
Музыкальный архив
Видео-ролики
 
Видео онлайн





 
Наш опрос
Существовала ли "База 211"?

Это уже доказано
Я сомневаюсь...
Это не доказано
Это выдумки СС
Впервые слышу!



Результаты
Другие опросы

Ответов: 7611
Комментариев: 91

 
Книга-онлайн
Энциклопедия Третьего Рейха

В эпоху становления нацистского государства верховенство Гитлера было абсолютным, "ночь длинных ножей" нельзя рассматривать как устранение конкурентов в борьбе за власть. Рем и его штурмовики мешали не фюреру - а СС, лично Гиммлеру и высшему военному командованию. Гитлер предпочел профессионализм и дисциплину стотысячного рейхсвера трехмиллионной банде штурмовиков, анархическому хутору СА - строгую архитектуру СС. Что касается Сталина, то в лице старых большевиков, отец народов уничтожал принципиальную нелегитимность большевистской власти, свидетелей ее далеко не героического происхождения. У мифа нет и не может быть живых очевидцев, ему не нужны апологеты, тем более - критики. Миф не нуждается в доказательствах, в нем просто живут. В противовес большевистскому мифу светлого будущего со всеобщим равенством, патронируемым вождем, объединившем в себе черты солнечного божества и мистического праотца, миф национал-социализма обращен вспять - к героическому прошлому ариев - и принципиально отстаивает идею неравенства с ярко выраженным превосходством нордической расы и, прежде всего, германцев. Заметим, что господство нордического сверхчеловека не устанавливается, а восстанавливается, сам же "белокурый бестия" дистиллируется в процессе биологического скрещивания особей, сохранивших в своих хромосомах арийские гены. Нацистский вариант "общего дела" извлекал совершенного предка не из могил, а из крови. Гиммлер, шеф СС, в силу своих фермерских привычек выводил сверхчеловека наподобие новой породы рогатого скота. С этой целью высшее руководство СС контролировало все браки своих членов, поощрялось даже рождение бастардов, разумеется, от образцовых самцов "черного ордена". Налицо еще одно различие в методах двух диктаторов: Сталину годился любой материал для "человека нового типа" - вся надежда возлагалась на перековку. Человек, заметим, был не последним звеном в нисхождении принципа "перековки": Лысенко довел методы воспитания до уровня растений, и странно, что не нашлось металлурга, который бы стал "воспитывать" металлы. Гитлер в выборе исходного материала был более щепетилен, при этом расширение шло не по горизонтали, как в Советской России (господство пролетариата всех стран), а по вертикали (все арийцы - класс господ). Таким образом, общественные противоречия, по крайней мере в теории, снимались общей для всех социальных слоев целью - установлением (восстановлением) господства немцев. Так чего же хотел Гитлер - мирового владычества Германии? Внешне, как будто бы да. Если бы не одна фраза, сказанная им Шпееру на пороге катастрофы: "Если войну не спасти, народ тоже должен погибнуть. (...) Ибо народ оказался слабым, и будущее принадлежит исключительно восточному народу, как более сильному". Выходит, Германия в пору цветения национализма была прекрасной, но далеко не единственной невестой для предстоящей мистической свадьбы нации и вождя. Не Германия, не личная власть и новый порядок, а Сверхчеловек - плод от этого брака - вот альфа гитлеровских устремлений. Война, истребление "низших рас", чудовищные эксперименты над узниками концлагерей, - увы, не психическая патология вождя, его присных и зараженного ими народа, а жутковатое подобие банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей. Жестокость как рутина, как ежедневный ритуал бритья и умывания, стала тем самым Рубиконом, через который не посмели перешагнуть судьи Нюрнберга. И хотя преступники были наказаны, главной цели Суд народов не достиг: зло не осознало себя таковым и его вершители лезли в петлю с невинными глазами. Здесь можно поставить точку или вопросительный знак, оставляю выбор читателю, и если он перешагнет через оксюморон "зла с невинными глазами", можно считать, что все вышесказанное имело какой-то смысл. Итак, перед вами, читатель, энциклопедия Третьего рейха. А энциклопедии, как известно, оперируют фактами. Вопросы, гипотезы и предположения в них неуместны, поэтому никаких мотивов, движущих сил, источников и составных частей вы здесь не найдете. Ту часть проблемы о генезисе Третьего рейха, его метафизике и мистике, которая по моему мнению остается актуальной и в настоящее время, я по мере сил и места попытался обозначить в этом предисловии. Увлечение фюрера и его ближайшего окружения оккультными науками, обряды и ритуалы СС, подлинный смысл исследований Аненербе в настоящей Энциклопедии должным образом не освещены. Но вряд ли это может считаться недостатком для однотомного издания: оккультизм и Рейх - тема настолько обширная, что требует не меньшего объема и предельной разборчивости составителя. Документов тайные ордена, как известно, избегают, поэтому исследователи эзотерической линии в истории Третьего рейха часто восполняют их догадками, гипотезами и аналогиями. Мы знаем (и это в Энциклопедии есть!), что Гитлер стал вегетарианцем в конце 20-х, что он был знаком с Хаусхофером и его геополитикой; со слов Г. Раушнинга известны его высказывания о грядущем сверхчеловеке, о создании организации по типу тайных орденов с тщательно разработанными ритуалами и степенями посвящения. Можно посмотреть документальные кадры о зародыше государства СС, замке Вевельсбург, отметить неслучайность круглого стола, двенадцати кресел вокруг него, наличие зала героев и святилища с алтарем, недвусмысленно предназначенном для чаши Грааля. Каждая мелочь интерьера несла в себе символический смысл, даже выбор материала для обивки стен - дуб - наводит на мысль о культовом предназначении замка. Нелепые, подчас наивные и, если бы не чудовищность использования живых людей в качестве подопытных кроликов, где-то смешные эксперименты, проводимые Аненербе в концлагерях, шли вразрез с наукой ХХ века, зато более или менее согласовывались с оккультным учением об энергетических уровнях человека и о невидимых каналах передачи загадочных полей. Читатель, не мыслящий себе существование Третьего рейха без оккультного фундамента, подтверждение своим догадкам может найти в догадках Повеля и Бержье, изложенных ими в одной из глав "Утра магов", а также в доступной и, что радует, выдержанной работе Фрэнсиса Кинга "Сатана и свастика", настоятельно рекомендуемой автором этого предисловия. Из неимоверного количества трудов, посвященных феномену нацизма, в библиографии к настоящему изданию перечислены те, что стоят к первоисточнику ближе всего. Поэтому неудивительно присутствие в списке аутентичных работ нацистов, хотя добыть их, предупреждаем, будет нелегко. Внимательный читатель заметит, что баланс Восток-Запад в данной Энциклопедии несколько смещен в сторону Запада, особенно в статьях, связанных со Второй мировой войной. Составитель в своей работе опирался в основном на англоязычные источники, и, думаю, что в целом это оказалось полезным для Энциклопедии. При том, что выдающаяся роль советского народа в победе над фашизмом нигде не оспаривается, мы имеем возможность познакомиться с войной в Африке, на Балканах и в Западной Европе. В заключение мне остается добавить, что широта и пропорциональность представленного в Энциклопедии материала: от упоминаний малоизвестной домохозяйки Лило Глейден, казненной нацистами, и красавицы Ирмы Грезе, бывшей "ангелом смерти" концлагеря Аушвиц, до пространных биографий нацистских лидеров; от "законов о гражданстве и расе" до политического завещания Гитлера, - столь широкий охват недолгой жизни Третьего рейха, пусть и с некоторым ущербом "одностороннему флюсу полноты", дает читателю прекрасную возможность осмотреть "зверя из бездны" со всех сторон.

Книга-онлайн - новый модуль для пользователей. Читайте прямо с главной страницы!

 
Документы Рейха

 
Статьи проекта
  История I Рейха
  История II Рейха
  История III Рейха
  Вооружен. силы
  Личности
  Гос-ное устройство
  Преступления
  Организации
  Тайны III Рейха

 
Реклама "Sape"


 
RtCW: The victors


 
Реклама "Trust"


  FAQ      Поиск      Группы      Профиль      Вход 



Немецкий подводный флот во II Мировой войне
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Das Dritte Reich -> Военно-морской флот (Kriegsmarine)
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Rommel11
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: Mar 05, 2007
Сообщения: 124

Репутация: 0

СообщениеДобавлено: Чт Мар 15, 2007 10:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот ссылка : http://intv.ru/view/?film_id=5646
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Franz Galder
Гражданский


Зарегистрирован: Dec 11, 2006
Сообщения: 218

Репутация: 5

СообщениеДобавлено: Пт Мар 16, 2007 1:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Rommel11,
Я знаю хороший сайт, где можно прочитать все об этом линкоре и посмотреть фотографии с чертежами.
Держите ссылку: http://www.wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Yamato/index.htm

Вам также спасибо за ссылку C уважением


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Franz Galder
Гражданский


Зарегистрирован: Dec 11, 2006
Сообщения: 218

Репутация: 5

СообщениеДобавлено: Пт Мар 16, 2007 1:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О, я знаю этот сайт, оттуда можно бесплатно тянуть видео. Спасибо, камрад, что мне о нем напомнили. Вот тока не знаю, поддреживают ли линки закачку, а так респектабельный респект!
Danke C уважением C уважением C уважением C уважением C уважением


_____________Награды______________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Holms
Гражданский


Зарегистрирован: Mar 15, 2007
Сообщения: 38

Репутация: 0

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 1:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ставка на подлодки была сделана во многом и потому, что по условиям версальского договора Германии запрещено было иметь флот такого масштаба. А как правильно отмечено выше строить линкоры дорого и долго. Та же история и с Цепеллином. Да и потом вскрылась уязвимость с воздуха. Неожиданно ничтожные по стоимости самолеты (по сравнению разумеется с большими кораблями) могли нанести большой ущерб или даже потопить судно, поэтому они требовали конкретного прикрытия. И кстати на средиземном море Британцам был причинен существенный ущерб именно авиацией.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
Rommel11
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: Mar 05, 2007
Сообщения: 124

Репутация: 0

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2007 8:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Holms, По приходу к власти Гитлера на версальский договор наплевали с высокой колокольни.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Holms
Гражданский


Зарегистрирован: Mar 15, 2007
Сообщения: 38

Репутация: 0

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2007 11:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я бы не сказал, что сразу наплевали, да и не минутное это дело армию обучить, укомплектовать, построить необходимые корабли. Пилоты обучались (и кстати довольно продолжительное время) в липецкой школе в СССР именно из-за ограничения этого договора. Так что сдерживающее влиявине все же было.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Благодарности
raubtir
Гражданский


Зарегистрирован: Mar 18, 2007
Сообщения: 324
Откуда: г.Новосибирск
Репутация: 3

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2007 9:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Английские адреса по U-boat: http://uboat.net/, http://uboat.net/boats/listing.html, http://uboat.net/allies/warships/war_losses.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 8:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Во время II Мировой, итальянский подводный флот, был более совершенным, как технически, так и по условим обитаемости экипажей. Но в отличии от макаронников, немцы были более бесстрашными и отважными воинами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Пн Май 14, 2007 6:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Битва за Атлантику.

http://military.ya1.ru/index.php?newsid=317

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Ср Май 16, 2007 9:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Германские подводные лодки против судов торгового флота на Северном бассейне в 1941-1945 гг.

Уже в Первую Мировую войну для борьбы с морским судоходством стали широко применяться подводные лодки. Особенно активно их использовали германские военно-морские силы. Война показала, что подводные лодки являются новым эффективным средством ведения боевых действий, прежде всего на морских коммуникациях. За время войны подлодки потопили около 5800 транспортных судов общим водоизмещением свыше 14 млн. регистровых тонн.
С еще большим размахом применялись подлодки в годы Второй Мировой войны, которые потопили около 5 тыс. судов общим водоизмещением около 23 млн. т.

Особенно большое развитие получило строительство подводных лодок в Германии. Она имела в строю в 1941 г. 158 лодок, в 1945 г. - 425, а всего за годы войны Германия построила 1131 лодку [1].
Активно военно-морские силы Германии использовали подводные лодки на Северном бассейне, как против советского судоходства, так и против северных конвоев, направляющихся из Англии и Исландии в северные порты. По данным В. В. Щедросева, уже в 1941 г. против судоходства на севере действовало до 16 подводных лодок, в 1942 г. их число возросло до 20 единиц. Начиная с 1942 г. лодки активно действуют в Карском море, как против конвоев и одиночных судов, так и минируют подходы к Диксону, Новоземельским проливам и т.д. К концу войны количество лодок на севере не уменьшилось, а увеличилось за счет перевода лодок в связи с потерей баз на атлантическом побережье в базы Норвегии [2]. Они активно противодействовали судоходству, топя транспортные суда вплоть до окончания войны.
Всего за годы войны на севере немецкие подводные лодки потопили 21 советское транспортное судно из 32 (погибших или 65,6%), 4 буксира и гидрографическое судно (подсчитано автором). Подводные лодки также потопили на севере 49 союзных транспортов из 93 погибших в конвоях (52,6%). Наибольшие потери приходятся на 1942 г. и 1943 г. Из числа советских транспортных судов в 1941 г. потоплено одно судно, в 1942 г. - 9, в 1943 г. - 6, 1944 г. - 4, 1945 г. - 1 судно [3].
Первой жертвой подводной лодки стал пароход (п/х) "Аргунь" Мурманского пароходства (МГМП), водоизмещением 3457 брутто регистровых тонн (брт). 18 октября 1941 г., следуя с грузом из Архангельска в Мурманск, судно торпедировала, подводная лодка U-132 в северной части Белого моря у маяка Городецкий. Транспорт затонул через 25 минут. Экипаж и пассажиры были высажены на шлюпки и спасены гидрографическим судном (ГИСУ) "Мгла" [4].
Подводная лодка U-132 в ноябре 1942 г. была потоплена английской авиацией в Северной Атлантике, при нападении на конвой SC-107, следовавший из Канады в Англию. Погибла со всем экипажем. Таким был акт возмездия [5].
Как отмечалось выше, наибольшее количество транспортных судов погибло от подводных лодок в 1942 г. 13 апреля п/х "Киев" (5823 брт.) Дальневосточного пароходства (ДВГМП) шел из Мурманска в составе конвоя QP-10. В Баренцевом море у острова Медвежий был торпедирован двумя торпедами подводной лодки U-435. Затонул через 7 минут. Экипаж и пассажиры были сняты со спасательных плотов английским тральщиком "Blacli" и доставлены в Исландию. Погибло 6 человек.
Подводная лодка U-435 потопила также еще три транспорта в конвое QP-14 и один транспорт в конвое PQ-13. Была уничтожена английской авиацией в июне 1943 г. в Бискайском заливе.
29 апреля 1942 г. п/х "Ашхабад" (5284 брт.) ДВГМП, следуя в одиночном плавании их Нью-Йорка на Кубу, у Атлантического побережья США торпедировала подводной лодкой U-402. Артиллеристы носового орудия успели сделать несколько выстрелов и заставили подлодку погрузиться, что дало возможность экипажу покинуть тонущее судно. Затем моряки были обнаружены американским самолетом, подобраны судном береговой охраны США и доставлены на берег. П/х "Ашхабад" возвращался из Мурманска в конвое QP-9, а затем в конвое через Атлантику. Вдоль берегов США весной 1942 г. суда еще не конвоировались.
Подводная лодка U-402 уничтожена авиацией американского авианосца "Card" в октябре 1943 г. в Северной Атлантике.
1 мая п/х "Циолковский" (2800 брт.) Мурманского государственного морского пароходства (МГМП) шел с лесом в Англию в конвое QP-11. В Баренцевом море, в 100 милях севернее Кольского залива. Судно торпедировала подводная лодка U-589. Погибло 33 моряка и капитан В. Г. Левицкий. Английский корвет спас только 13 моряков.
Эта же подлодка 13 сентября потопила грузопассажирский п/х "Сталинград" (3559 брт.) Архангельского Арктического пароходства Главсевморпути. Судно затонуло через 4 минуты. Конвойные суда спасли 87 моряков и пассажиров, в том числе моряков п/х "Родина" Северного пароходства, погибшего в июле у берегов Исландии и возвращающихся на Родину. Погибло 21 человек (5 пассажиров).
Подлодка U-589 уничтожена 14 сентября 1942 г. при нападении на суда конвоя PQ-18 английским эсминцем "Onslow" совместно с авиацией с авианосца "Avenger". Погиб весь экипаж лодки.
4 июля 1942 г. танкер "Туапсе" (6320 брт.) Совтанкера торпедирован подводной лодкой U-129 у берегов Центральной Америки, в Юкатанском заливе. Танкер направлялся на Дальний Восток с Черного моря. В конце
1941 г. танкеру удалось вырваться из Черного моря, пройти проливом Суэцкий канал, обогнуть Африку, пересечь Атлантику и не дойти до порта назначения. Погибло 10 моряков.
1 августа п/х "Крестьянин" (2513 брт.) Северного государственного морского пароходства (СГМП) шел без охранения в губу Белужья на Новой Земле с грузом угля. Судно торпедировала подводная лодка U-601. Пароход затонул через 3 минуты. Погибло 7 человек (2 пассажира). Остальные моряки на шлюпках (38 человек), смогли добраться до Новой земли.
Эта же лодка торпедировала 24 августа в Карском море, северо-западнее Диксона, следовавший из Архангельска, без охранения, п/х "Куйбышев" (2332 брт.) МГМП, который вел за собой небольшой буксир "Медвежонок". Погиб весь экипаж.
23 ноября 1942 г. эта же подлодка торпедировала п/х "Кузнец Лесов" (3974 брт.) МГМП, который отстал от конвоя QP-15, из-за сильного шторма, в Гренландском море. Погиб весь экипаж.
Подлодка U-601 потоплена английской авиацией 25 февраля 1944 г. у Лофатенских островов при попытке нападения на суда конвоя.
Самый трагический случай произошел 17 августа 1942 г. в Печорском море, у острова Матвеев. Подводная лодка U-209 напала на безоружный караван судов, шедший из Хабарово в Нарьян-Мар. Буксир (б/п) "Комсомолец" вел баржу "П-4", а буксир "Комилес" - лихтер "Ш-500". На судах находились строительные материалы и несколько сот человек, в том числе 254 заключенных. Подлодка U-209 артиллерийским огнем потопила буксируемые суда, подожгла б/п "Комсомолец" и расстреляла почти всех оказавшихся в воде людей. Погибло 305 человек, в том числе капитан Нарьян-Марского порта П. С. Козловский и капитан б/п "Комсомолец" П. К. Михеев.
Этот трагический случаи обсуждались 25 августа 1942 г. на бюро Архангельского обкома ВКП (б), где было отмечено, что движение гражданских судов без охраны недопустимо [6].
Сама подлодка U-209 потоплена в мае 1943 г. в Северной Атлантике английским корветом при нападении на конвой SC-130. Погиб весь экипаж.
14 октября 1942 г. п/х "Щорс" (3770 брт.) МГМП, в составе конвоя из Карского моря в губу Белужья, в Печорском море, на выходе из пролива Югорский Шар, подорвался на мине, поставленной подводной лодкой
U-592. Весь экипаж спасен.
Подлодка U-592 потоплена в январе 1944 г. английским сторожевым кораблем. Погиб весь экипаж.
Большие потери от подводных лодок понес транспортный флот и в 1943 г., хотя и несколько меньше, чем в 1942 г. Погибло от подлодок 6 транспортов, буксир и гидрографическое судно. Немецкие подводные лодки значительно активизировали свою деятельность в Карском море.
26 и 29 января 1943 г. пропали без вести, следовавшие в одиночном плавании, п/х "Красный партизан" (2418 брт.) ДВГМП и п/х "Уфа" (1892 брт.) СГМП. Оба судна ушли из Мурманска 23 и 24 января, больше сведений от них не поступало. Суда пропали со всем экипажем в Баренцевом море, у острова Медвежий, где действовала в то время подводная лодка U-255. Возможно, она и является причиной гибели этих судов.
Подводная лодка U-255 потопила три союзных транспорта из конвоя PQ-17 после его роспуска, а также 27 июля 1943 г. в Карском море у острова Новая Земля артиллерийским огнем потопила гидрографическое судно "Академик Шокальский". Оставшиеся в живых члены экипажа, во главе с капитаном И. С. Писаренко, под огнем противника высадились на льдину, а затем на шлюпке добрались до берега. Погибло 11 моряков и полярников.
Подводная лодка U-255 затоплена союзниками в мае 1945 г. по договору об уничтожении фашистского флота.
25 августа спасательное судно Беломорской военной флотилии б/п "Шквал", принадлежавший до войны СГМП, следуя из Обской губы в Архангельск, проливе Югорский Шар, подорвался на донной мине, поставленной подводной лодкой U-625. Погибло 46 моряков и капитан, старший лейтенант В. С. Тимофеев. Спаслось всего 5 моряков.
Лодка U-625 уничтожена в марте 1944 г. английской авиацией. Погиб весь экипаж.
27-28 августа 1943 г. п/х "Диксон" (2920 брт.) СГМП, следуя в Карском море под эскортом СКР-75 и ТЩ-60 из Диксона в море Лаптевых, подвергся нападению 27 августа подводной лодкой U-354, но… - безрезультатно. 28 августа судно торпедировала подлодка U-302. Транспорт затонул через 12 минут. Удалось спасти весь экипаж.
Подлодка U-302 потоплена в апреле 1944 г. английским фрегатом, а лодка U-354 уничтожена в августе 1944 г. при нападении на конвой JW-59 авиацией с английского авианосца "Windex".
6 сентября 1943 г. п/х "Тбилиси" (7169 брт.) ДВГМП шел из Дудинки на Диксон с грузом угля. В устье Енисея, у острова Крестовский, подорвался на донных минах, поставленных подводной лодкой U-636. Экипаж спасся, за исключением двух человек. Среди погибших оказалась уборщица Екатерина Бушуева, уже дважды тонувшая в 1942 г. на пароходах "Родина" и "Сталинград"[7].
Подлодка U-636 уничтожена со всем экипажем в апреле 1945 г. у берегов Северной Ирландии английской авиацией.
30 сентября 1943 г. из моря Лаптевых на Диксон двигался караван ВА-18 с импортными грузами из США в составе 4-х транспортов: пароходов "Моссовет", "Архангельск", "С. Киров" и теплохода "А. Андреев" под охраной всего двух тральщиков и минного заградителя "Мурман". Небольшой караван подвергся массированной атаке подводных лодок противника. 30 сентября торпедирован подлодкой U-960 п/х "Архангельск" (2480 брт.) СГМП. Пароход затонул в течение 5 минут. Тральщик ТЩ-31 спас 27 человек. Погибло 15 моряков.
На следующий день, 1 октября подлодкой U-703 торпедирован и затонул п/х "С. Киров" (4146 брт.) ДВГМП в Карском море, у островов Известий ЦИК. Тральщик ТЩ-63 снял команду, погиб всего 1 человек.
Из Диксона, навстречу каравану, направили еще 2 корабля охранения тральщики ТЩ-40 и ТЩ-42 (все бывшие рыболовные траулеры). При попытке спасти п/х "Моссовет" от движущейся торпеды, выпущенной U-960, погиб ТЩ-42.
Лодка U-703 в 1942 г. потопила два транспорта из состава конвоя PQ-17. В сентябре 1944 г. U-703 пропала без вести в Арктике со всем экипажем. Возмездие настигло U-960 в мае 1944 г. у берегов Алжира, где её потопили союзники. Из всего экипажа погибли 31 человек, 20 человек сдалось в плен.
Активно противодействовали подводные лодки судоходству и в навигацию 1944 года.
Самым трагическим явилось потопление п/х "Марина Раскова" в Карском море в августе 1944 г. П/х "Марина Раскова", бывший американский пароход "Jronclade", пришедший в Архангельск в конвое PQ-17, но… никак мог вернуться обратно, в США. В сентябре 1942 г., в конвое QP-14, сел на мель на Северодвинском рейде и вернулся в Архангельск, с пробоиной. В ноябре 1942 г. еще одна попытка вернуться в конвое QP-15,
и… снова сел на мель, пробив днище.
После ремонта был передан СГМП в 1943 г. под названием "Марина Раскова" (9083 брт.) В августе 1944 г. под охраной трех новейших тральщиков, полученных из США, Т-114, Т-116 и Т-118 вышел из Архангельска в Арктику, имея на борту 354 пассажира, среди них 116 женщин и 24 ребенка. 12 августа караван атаковала подводная лодка U-365, впервые вооруженной самонаводящимися акустическими бесшумными и бесследными торпедами. Подлодка потопила п/х "Марина Раскова" и 2 корабля охранения, Т-118 и Т-114, которые ошибочно считали, что суда попали на минное поле. Причем, тральщик Т-114 был потоплен, когда на его борту находилось свыше 200 человек, спасенных с "МариныРасковой", в основном женщин и детей. Тральщик Т-116 с 186 спасенными ушел в Хабарово. Более двух недель корабли и авиация продолжали поиски разбросанных штормом спасательных средств, на которых находилось еще более 150 человек. Спасти удалось всего еще 73 человека. Погибло 289 пассажиров и 171 членов экипажей "Марины Расковой" и кораблей охранения [8].
Подлодка U-365 потоплена в декабре 1944 г. у острова Ян-Майен при попытке нападения на конвой RA-62. Лодку потопили английские летчики с авианосца "Campania", погиб весь экипаж.
28 августа 1944 г. подводная лодка U-957 артиллерийским огнем потопила ГИСУ "Норд" в Карском море, у острова Белуха. Погибло 18 человек, в том числе и капитан В. В. Павлов. 2 моряка попали в плен.
Через месяц, 23 сентября в Карском море эта же лодка потопила сторожевой корабль "Бриллиант", шедший в охране конвоя ВД-1. Корабль затонул через 2 минуты со всем экипажем.
Лодка U-957 прибыла на базу в Тронхейм с большими повреждениями и была выведена из состава флота.
3 декабря 1944 г. небольшой п/х "Революция" (433 брт.) СГМП был торпедирован подводной лодкой U-1163 в Баренцевом море, у Мурманского берега. Судно шло из Мурманска в Архангельск в составе конвоя КБ-35. Погибли 22 человека, в том числе капитан А. Г. Мочалов и один пассажир.
5 декабря 1944 г. п/х "Пролетарий" (1123 брт.) МГМП шел из освобожденной Печенги в Кольский залив в конвое ПК-20. В Баренцевом море, у полуострова Рыбачий, торпедирован подлодкой U-995. Из экипажа погибли 31 человек, в том числе и капитан П. Г. Ижмяков, спаслись - 21 человек. На боевом счету этой лодки тральщик Т-883, затопленный совсем экипажем в декабре 1944 г. и большой охотник БО-224, потопленный в марте 1945 г.
Сама лодка, впоследствии, была повреждена при налете союзной авиации на Тронхейм.
Последняя жертва 1944 г. п/х "Тбилиси" (7176 брт.). Это судно типа "Либерти", передано СГМП в июне 1944 г. и названо в честь погибшего п/х "Тбилиси" ДВМП. 30 декабря 1944 г., при следовании с военным грузом из Кольского залива в Петсамо (Печенгу), в Варангер-фиорде атаковано подводной лодкой U-956. От взрыва торпеды пароход разломился на две части, носовая затонула, а кормовая осталась на плаву. Спасательная операция проходила ночью в штормовом море. Из всего экипажа погибло 14 моряков, в том числе капитан В. К. Субботин, капитан парохода "Тбилиси", погибшего в 1943 г., и 43 пассажира.
В 1959 г. к кормовой части "Тбилиси", в Архангельске, на заводе "Красная Кузница", приделали носовую часть от тяжелого поврежденного однотипного парохода. В строй вошел третий "Тбилиси".
Подлодке U-956 в январе 1945 г. в районе острова Большой Олений, в Баренцевом море, удалось потопить советский эсминец "Деятельный", шедший в охранении конвоя КБ-1.
Последней жертвой подводной войны на севере, буквально за две недели до окончания войны, стал п/х "Онега" (1603 брт.) СГМП, погибший в Баренцевом море, у восточного берега полуострова Рыбачий. Следуя в конвое ПК-9 (Печенга-Кольский) 22 апреля 1945 г. судно, торпедированное подводной лодкой U-997, затонуло в течение 6 минут. Удалось спасти 37 человек, погибло 5 человек. Перед этим в декабре 1944 г. лодка потопила в районе острова Кильдин большой охотник БО-229, полученный из США, который атаковал её.
По подсчетам автора, 26 транспортных и вспомогательных судов на севере потопила 21 подводная лодка, из них две (U-302 и U-354) потопили п/х "Диксон". 15 лодок потопили по одному судну, две лодки - по два судна и две (U-255 и U-601) - по 3 судна.
Из 21 лодки, потопивших транспорты, 15 уничтожены в годы войны, две повреждены и вышли из строя.
Таким образом, подводные лодки представляли основную опасность для торгового судоходства в годы войны. От авиации противника вооруженные торговые суда имели возможность отбиваться, а в ряде случаев даже сбивать вражеские самолеты. От торпед подводных лодок спастись было можно только умелым маневрированием, если на это ещё оставалось время. На севере известен только один случай, когда п/х "Ванцетти", в январе 1943 г., избежал торпедирования и огнем орудий сумел повредить лодку U-553, которая по немецким источникам считалась пропавшей без вести.


Источник: "Защитники Отечества", Архангельский областной краеведческий музей, 2005.

для ПОБЕДА.RU

http://www.pobeda.ru/content/view/3602/21/


http://www.rusk.ru/st.php?idar=421901

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Сб Май 26, 2007 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
U-VII Проектирование и строительство

Второй этап в судьбе самых массовых в истории подводного флота кораблей начался в середине 1935 г., после двух практически совпавших по времени событий: заключения 18 июня англо-германского морского договора и назначения в январе 1936 г. командующим подводными силами капитана 2 ранга Карла Дёница. Теперь строительство немецкого подводного флота стало узаконенным, но получило жесткое ограничение: 35% от тоннажа субмарин Ройял Нэйви - класса, который явно не включался британскими морскими стратегами в разряд приоритетных.


Если учесть уже строящиеся две подлодки I серии, 24 - II и 10 - VII серий, то на строительство новых оставалось всего 6000 тонн. Этого хватило бы на заказ восьми субмарин I серии по 750 т (имеется в виду стандартное водоизмещение, сообщавшееся немцами англичанам) или 12 -VII серии по 500 т. Дёниц, закончивший свой боевой путь в Первой мировой войне командиром UB-68 типа UB III, решительно высказался за строительство 500-тонных лодок. Он резко возражал против принятого командованием Кригсмарине в конце 1935 г. решения проектировать крейсерские субмарины типа IX водоизмещением более 700 т. Позднее в своих мемуарах Дёниц писал: "Боевая мощь подводной лодки не возрастает прямо пропорционально ее размерам, как у других боевых кораблей. Напротив, если превысить определенную границу, некоторые особенно ценные боевые качества подводной лодки ухудшаются: возрастает время погружения, само погружение выполняется с большим трудом; обнаруживается тенденция к возрастанию дифферента на нос, который принимает опасные размеры. Кроме того, возникают трудности, связанные с подводным ходом. Условия подводного плавания усложняются, а это затрудняет контроль со стороны офицера, отвечающего за технику погружения. Большой лодке труднее управляться на перископной глубине. При определенном дифференте лодку большой длины труднее удержать так, чтобы она не показала из воды нос или корму. А это может произойти, если лодка идет под перископом в открытом море при волнении или мертвой зыби" (Дёниц К. Подводный флот рейха. Смоленск, 1999. С. 28-29).


В справедливости этих слов в полной мере убедились и советские подводники, служившие на подводных лодках типа "С", которые, как известно, были "родными сестрами" немецкой I серии от "общей матери" - Е-1. Считая маневренные качества субмарин не менее важными, чем скорость и вооружение, Дёниц настоял на продолжении строительства VII серии по улучшенному проекту VIIB. Принципиальных улучшений, по сравнению с серией "А", было два: замена обычного вертикального руля двойным (по перу позади каждого винта - это сократило диаметр циркуляции под водой до 215-263 м) и размещение дополнительного запаса топлива. Для этого корпус лодки удлинили на два метра и оборудовали под соляр часть булевых цистерн. В результате полный запас топлива возрос с 58,6 до 99,7 т, а дальность плавания 12-узловым ходом увеличилась с 4300 до 6500 миль. Эти улучшения фактически лишали I серию последних преимуществ, что и подтвердили сравнительные испытания 1937 года. Отказ от исключительно внутреннего расположения топлива в новых условиях практически не имел значения - при достигнутых к середине 30-х гг. глубинах погружения наличие солярового пятна на поверхности могло дать противолодочникам лишь самое общее представление о местонахождении субмарины. В ноябре 1936 г. состоялся заказ семи новых "семерок", за которым после изменения в мае 1937 г. договорной квоты до 45% последовал ряд дополнительных контрактов еще на 17 единиц.


Последняя предвоенная модификация проекта была произведена в начале 1938 г. В преддверии планируемого оснащения всех "у-ботов" (U-boot - широко распространенное в Германии сокращение от Unterseeboot - подводная лодка) гидролокаторами корпус в районе центрального поста удлинили на одну шпацию (0,6 м), необходимую для размещения стойки прибора. Незначительный прирост водоизмещения и размеров вызвал снижение полной скорости надводного хода с 17,2 до 17 узлов, подводного - с 8 до 7,6 узла. Первая партия из восьми "семерок С" была заказана 30 мая 1938 г., вторая и последняя предвоенная из 13 лодок- в январе 1939 г.


Необходимо отметить, что в декабре 1938 г. в результате новой ревизии англогерманского договора командованию Кригсмарине удалось добиться права увеличить свой подводный флот до 100% состава английского. 28 апреля 1939 г., в ответ на подтверждение британских гарантий Польше, Гитлер и вовсе отказался от соблюдения договорных ограничений. И тем не менее, представившаяся возможность уже тогда развернуть массовое строительство подводного флота так и осталась неиспользованной. Причина заключалась в большом различии во взглядах на задачи и, соответственно, на необходимые типы кораблей между Дёницем и командованием флота во главе с гросс-адмиралом Рёдером.


Сторонник крейсерской войны Рёдер видел в подводной лодке специфическое повторение идеи крейсера-одиночки, действующего на отдаленных океанских коммуникациях. Естественно, что для реализации подобных замыслов требовались субмарины с большой дальностью плавания, сильным артиллерийским вооружением и, соответственно, водоизмещением. Дёниц же противопоставил этой концепции свою, тогда еще не имевшую практического подтверждения "групповую тактику". Считая, что "крейсерская война" обречена на поражение после введения системы конвоев, он предлагал в качестве альтернативы организовывать атаки караванов группами "у-ботов". Естественно, что тактическое взаимодействие лодок можно было организовать только при помощи радиосвязи в надводном положении. Поскольку такая атака в дневных условиях была бы попросту невозможна, для нападений следовало выбирать темное время суток. Данная концепция, получившая позднее расхожее название "тактики волчьих стай", практически отрабатывалась Дёницем на маневрах 1938 и 1939 гг., причем управление группой субмарин осуществлялось как с надводного корабля, так и с подводной лодки. Поскольку в качестве объектов для нападения должны были фигурировать конвои на подходах к Англии (во второй половине 30-х гг. она уже четко обрисовалась в качестве главного противника в будущей войне на море), требования дальности плавания отходили на второй план, а главное внимание уделялось маневренным качествам и торпедному вооружению. Безусловно, что для организации групповых нападений требовалось развернуть на коммуникациях несколько десятков субмарин. Все эти соображения подсказывали необходимость развертывания крупносерийного строительства VII серии, но именно они и не разделялись командованием Кригсмарине.


20 августа 1938 г. адмиралом Рёдером был создан специальный комитет для выработки основных направлений дальнейшего строительства военно-морских сил. Этот комитет представил на одобрение два проекта: первый предусматривал приоритетное строительство подводных лодок и тяжелых надводных кораблей; второй включал создание сбалансированного боеспособного флота.


Первый вариант, основным преимуществом которого являлось его быстрое осуществление, был направлен прежде всего на срыв торговых перевозок Великобритании. Второй предусматривал ведение боевых операций как против английского судоходства, так и против Рой-ял Нэйви. Рёдер поддержал второй проект, утвержденный с минимальными изменениями Гитлером в январе 1939 г. и вошедший в историю под названием "План Z".


При его утверждении Гитлер распорядился выполнить план за шесть лет, т.е. к 1945 году. Основной упор делался на строительство надводных кораблей; подводным же лодкам отводилось далеко не первое место. Если внимательно проанализировать "План Z", то легко можно подсчитать, что в соответствии с ним за шесть лет, до 1946 г., предполагалось построить 249 подводных лодок: 27 - спецназначения (X, XI и XII серий), 62 - крейсерские водоизмещением по 750 т (I и IX серий), 100 - средних водоизмещением по 500 т (VII серии) и 60 - малых (II серии), т.е. средние лодки составили бы лишь 40% от общего числа.


Предложения командующего подводными силами были диаметрально противоположными. В своей докладной записке, поданной еще в 1937 г., Дёниц предложил полностью прекратить строительство лодок типа II, субмарин серии VII строить 75% от всего числа подводных сил, а оставшиеся квоты отдать серии IX. На основании океанских учений подводных сил им был сделан вывод о том, что для успешной и полной блокады Британских островов необходимо иметь флот в составе 300 подводных лодок. В соответствии с окончательным вариантом плана Дёница, сформулированным им в очередной памятной записке, при 10% собственных запланированных потерь общая численность подводных лодок к октябрю 1943 г. должна была достигнуть 320 единиц. Их необходимо было строить в пропорции 3:1, т.е. на три лодки VII серии - одну IX-й. Предусматривалась также постройка 16 лодок типа IID, четырех крейсерских лодок и четырех подводных танкеров. Любопытно отметить, что свою очередную памятную записку Дёниц передал адмиралу Рё-деру 1 сентября 1939 г. - в первый день Второй мировой войны.


http://spline.ifmo.ru/2004/quadrovf/.../U-boat/State%20U-boat/MECH/Str/Str2.html

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Пт Июн 01, 2007 3:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
“Ультра” против “Ульма”

Провал операции “Царь”
Летом 1942 года центр активности надводных сил Кригсмарине переместился на север. Суровые полярные воды стали ареной ожесточенных сражений. С разгромом союзнического конвоя “PQ17” стратегическая инициатива на арктическом ТВД перешла в руки Германии. Стремясь развить успех, германская авиация подвергла ожесточенным налетам Мурманск и Архангельск.

Следующий решительный шаг немецко-фашистское командование намечало в виде серии операций, направленных на парализацию судоходства во внутренних советских водах. Приказ о начале их разработки Руководство войной на море отдало еще в мае. Командование военно-морской группы “Норд”, на которую возлагалось непосредственное осуществление данных акций, рьяно взялось за дело, и уже 1 июля ее командующий адмирал Р. Карльс представил “наверх” план небезызвестной операции “Вундерланд”, согласно которому намечалось отправить в Карское море один или два тяжелых крейсера.

В качестве дополнительных мер предусматривался ряд активных минных постановок, проводимых силами надводных кораблей, подводных лодок и авиации. Разработка этих операций, получивших громкие названия (“Царь”, “Царица”, “Петер”, “Рюрик”, “Романов” и другие), по всей видимости, началась несколько позднее, поскольку первое упоминание о них в Журнале боевых действий Руководства войной на море относится к 20 августа. Планомерное и согласованное проведение всего комплекса операций должно было привести к полному прекращению движения судов по Северному морскому пути.

Как ни парадоксально, но столь масштабные мероприятия было вызваны отсутствием у немцев точных данных о состоянии морских коммуникаций и объектов их инфраструктуры в советском секторе Арктики. Командование Кригсмарине допускало наличие там весьма оживленного судоходства, не исключая даже движение караванов с ленд-лизовскими грузами по Севморпути из портов западного побережья США и наличие пункта их разгрузки в Амдерме.

С 4 августа немцы начали развертывание подводных лодок в Карском море и у северной оконечности Новой Земли (развернуто не менее 5 ПЛ). 16 августа в свой печально знаменитый рейд отправился тяжелый крейсер “Адмирал Шеер”. Затем настал черед минного оружия. 23 августа из Шёмен-фьорда близ Нарвика вышла подводная лодка “U589”; цель - минная постановка у западного входа в пролив Маточкин Шар.

Сутки спустя немцы приступили к реализации операции “Царь”, главная роль в которой отводилась минному заградителю “Ульм”. Когда в ноябре 1937 года в Данциге было спущено на воду быстроходное рефрижераторное судно “Рапиде”, его создатели вряд ли задумывались о том, что их детищу будет уготована необычная судьба. Внешне это был типичный “банановоз” - двухпалубный теплоход с протяженным полубаком, надстройкой в средней части и одной трубой. В следующем году оно было передано компании “Норддойче Ллойд” и приписано к порту Бремен.

Получив новое имя “Ульм”, до начала войны транспорт успел несколько раз сходить в Южную Америку, а 18 марта 1940 года был реквизирован военно-морским командованием, переименован в “Шифф 11” и поставлен на переоборудование во вспомогательный минзаг. В этой роли он совершил один поход к побережью Британии, но 31 июля по какой-то причине затонул. Уже в августе корабль подняли и поставили в ремонт. 25 ноября 1941 года реконструированный минный заградитель “Ульм” (первоначальное название было возвращено) вернулся в состав флота.
Основным вооружением “Ульма” являлись мины, причем бывший сухогруз отличался внушительной грузоподъемностью. При нормальной загрузке он брал на борт до 482 мин, дополнительно они могли приниматься в трюмы, правда, при этом отсутствовала возможность их постановки. В противоположность этому, артиллерийское вооружения корабля было слабым. На носу стояло 105 мм орудие, на корме - 37 мм автомат, еще четыре 20 мм автомата (по данным К. фон Куцлебена - 13 мм пулеметы) располагались на крыльях мостика и позади дымовой трубы.

В конце июля 1942 г. “Ульм” занимался транспортировкой мин из Германии в Финляндию. После получения распоряжений от группы “Норд”, корветтен-капитан Е.Бит привел заградитель в Свинемюнде, где он принял на борт 450 мин (100 EMС, 200 EMF, 120 TMB и 30 TMC) и 15-22 августа совершил переход в Нарвик. Там 23 августа его посетил вице-адмирал А. Тиле, недавно занявший должность “Адмирала Арктики”. Он передал командиру корабля план операции “Царь”.
Цель операции состояла в постановке 20 минных банок северо-западнее острова Новая Земля. Столь странный район постановки объясняется просто - немцы верили в существование оживленного судоходного маршрута вдоль западного побережья острова, вокруг мыса Желания и далее по направлению к проливу Вилькицкого. Одновременно закупорив минами оба выхода из Карского моря, они рассчитывали хотя бы на время парализовать движение судов по трассе Севморпути.

Маршрут перехода в район постановки разбивался на три прямых участка с изменением курса в точках с координатами 72?40’с.ш./18? в.д. и 78? с.ш./40? в.д. Эсминцам 5-й флотилии предписывалось сопровождать заградитель на начальном участке пути, после чего вернуться в Тромсё. Далее до района минной постановки “Ульм” должен был следовать в одиночку.

Ввиду слабого вооружения заградителя и самого характера операции, скрытности придавалось наиважнейшее значение. Переход к месту постановки предписывалось совершать под торговым флагом нейтральной страны, поддерживая маскировку, затруднявшую опознание судна авиационной разведкой. Применять оружие следовало только в том случае, когда уклониться от боя было невозможно, а зенитный огонь разрешалось открывать только в случае нападения вражеских самолетов. Приходилось считаться с возможностью встречи с союзными торговыми судами и конвоями, курсирующими между Исландией и Мурманском, а также с конвоями, ходившими (здесь стоит поставить кавычки) вдоль западных берегов Новой Земли.

Кстати, особое указание на этот счет появилось после того, как 18 августа, во время выхода в рейд в Карское море, тяжелый крейсер “Адмирал Шеер” обнаружил неизвестное торговое судно примерно в 240 милях к востоку от южной оконечно-сти Шпицбергена. Особое беспокойство “Адмирала Арктики” вызывала недостаточная мощность радиостанции “Ульма”, выявленная во время его предшествующего пребывания на севере в начале года. Тиле указывал на это командованию группы “Норд”, но высшие инстанции проявили не свойственную немцам безалаберность. В течение нескольких недель, пока корабль находился в германских водах и не участвовал в активных действиях, столь необходимая замена радиостанции проведена так и не была. В качестве вынужденной меры находившимся в районе Новой Земли подводным лодкам “U255” и “U456” было приказано ретранслировать все поступающие от “Ульма” сообщения.
Операция “Царь” началась 24 августа 1942 года, когда заградитель вышел из Нарвика и направился шхерным фарватером в сторону Тромсё. В 23:47 к нему присоединились эскадренные миноносцы “Эрих Штайнбринк”, “Фридрих Ин” и “Рихард Байтцен”, сопровождавшие его до 14:10 следующих суток. В 70 милях юго-восточнее острова Медвежий, как и было предусмотрено планом, эсминцы отделились и вечером вернулись на базу. С этого момента “Ульм” никто не видел, и в течение недели о нем не было никаких известий.
В первой половине дня 26 августа авиационная разведка засекла между Шпицбергеном и островом Медвежий две группы кораблей противника, шедших на запад. Одна из них состояла из крейсера и двух эсминцев, вторая - из трех эсминцев. Немецкое командование решило, что это были корабли, возвращавшиеся из России в Англию, так как служба радиоперехвата не располагала данными о движении конвоев. [1] Обнаружение кораблей противника вызвало большие опасения, так как направление их движения пересекалось с курсом “Ульма”.

В сложившейся обстановке “Адмирал Арктики” немедленно направил “Ульму” радиограмму с приказанием отходить на север - к границе паковых льдов. Ответа не последовало. Вплоть до 1 сентября вице-адмирал Тиле пребывал в напрасном ожидании. За это время в Нарвик успел вернуться “Адмирал Шеер”, не обнаруживший в море признаков присутствия заградителя. Подводные лодки также не получали никаких сообщений от “Ульма”. Лишь 3 сентября в штаб “Адмирала Арктики” пришло донесение от коменданта порта Вардё, свидетельствующее, что ночью к норвежскому побережью была прибита спасательная шлюпка с “Ульма”.

После 300-мильного перехода в суровом арктическом море, в живых осталось только четверо: главный старшина Бон, старшина-машинист Паллас, старший матрос Шмиц и старший матрос-машинист Хофман. Кроме них в лодке находилось 20 окоченевших трупов, да и Хофман спустя несколько часов умер от переохлаждения. Только тогда германскому командованию стало известно, что при следовании в район постановки заградитель был потоплен британскими эсминцами. Рассказ Бона (после войны его дополнили воспоминания возвратившегося из плена корветтен-капитана Бита) позволил восстановить картину произошедшего.

После отхода эсминцев сопровождения, “Ульм” лег на курс 46? и 16-узловым ходом направился к следующей точке поворота. Стояла ясная безоблачная погода: ветер NEE силой 4 балла, волнение 3 балла, видимость около 30 миль. В 23 часа (время берлинское), когда корабль находился в точке 74?45’ с.ш., 26?30’ в.д. сигнальщики обнаружили три эсминца по левому борту. Немедленно объявили боевую тревогу. Для маскировки был поднят панамский флаг.
Эскадренные миноносцы приблизились, и с дистанции 6200 метров, без обычного запроса, головной открыл огонь. Первый залп лег недолетом. Командир “Ульма” приказал спустить флаг Панамы, поднять германский военный и лишь после этого отдал команду открыть ответный огонь. Единственное 105 мм орудие успело сделать примерно 15 выстрелов, после чего умолкло, разбитое прямым попаданием. [2] Англичане сблизились до 4600 метров и с трех сторон расстреливали беззащитный заградитель из 120 мм орудий.

В носовой части “Ульма” разгорелся сильный пожар. Посланная открытым текстом радиограмма: “Перехвачен неприятельскими эсминцами в квадрате 1949 АС” осталась без подтверждения. Положение стало безнадежным, поэтому корветтен-капитан Бит приказал готовиться к оставлению корабля. На борту не было замечено ни малейших признаков паники, все приказания выполнялись быстро и четко. Секретные документы и шифровальная машинка с кодами были выброшены за борт. В трюме установили подрывные патроны. После команды “Приготовить спасательные средства” последовал приказ “Всем покинуть корабль!”

Пока офицеры и матросы “Ульма” грузились в спасательные шлюпки и плотики, британские эсминцы подошли еще ближе и били в упор. Один снаряд разорвался на корме, чудом не вызвав детонацию мин, второй угодил в левый борт, разбив одну из шлюпок и вызвав большое число жертв. Вторая шлюпка, полностью забитая людьми, отвалила от правого борта, оставшись незамеченной в сильном дыму. Тем временем один из эсминцев [“Онслот”. - прим. авт.] развернулся и выпустил четыре торпеды. Одна из них взорвалась в носовой части. “Ульм” сразу осел и накренился, и тут его настигла вторая торпеда. Через мгновение все было кончено.

В 23:45 корабль скрылся под водой. Англичане прекратили огонь и начали поднимать немецких моряков из воды. Всего ими было спасено 59 человек, 96 членов экипажа погибли в бою, еще 24 достигли норвежских берегов, но лишь троим из них посчастливилось остаться в живых. [3] Спасательный плотик, в который в последнюю минуту корветтен-капитан Бит втащил тяжелораненого радиста, не успел отойти от борта заградителя. Тонущий корабль увлек его за собой в пучину, однако затем море смилостивилось и словно бы выплюнуло свою жертву на поверхность. Через полтора часа их подобрал эсминец “Онслот”. [4]
Главстаршина Бон рассказал, что сам он уничтожил секретные документы и по канату спустился за борт. Англичане в это время еще вели огонь из всех видов оружия. Проплыв немного в ледяной воде, Бон достиг уцелевшей шлюпки и, поскольку оказался старшим по званию среди находившихся в ней, принял командование. Он направил шлюпку в стелящуюся по воде полосу дыма от горящего “Ульма”. Примерно через полчаса на поверхности моря от заградителя не осталось ничего. Вскоре после этого поблизости от шлюпки прошел один из британских эсминцев, осуществлявший противолодочное охранение, в то время как два других вели спасательные работы. В клочьях дыма англичане не заметили шлюпку, а Бон намеренно не подавал им никаких знаков. Перспективе оказаться в плену он предпочел попытку добраться до норвежского побережья.

На пятый день драматического путешествия впереди показались скалистые очертания полуострова Тана, однако моряки обессилели настолько, что с трудом справлялись с ветром и течением, относившим их на восток. Напрасными оказались сигнальные ракеты и фальшфейеры - с пустынного и безлюдного берега их никто не увидел. Лишь на девятый день с наблюдательного поста Вардё шлюпку заметили, но приняли за норвежский рыболовный баркас, к тому же мешавший учебным стрельбам, поэтому ограничились предупредительным сигналом. Ночью неуправляемую посудину выбросило на берег. Для двадцати находившихся в ней немецких моряков было уже слишком поздно. Эпопея спасшихся с “Ульма” послужила примером стойкого исполнения солдатского долга и морской отваги. Главстаршина Бон был награжден Железным крестом и произведен в лейтенанты.

На этом можно было бы поставить точку и объявить дело закрытым. В конце концов - минзаг не такой уж ценный корабль, чтобы уделять его гибели столько внимания. В известной книге западногерманского адмирала Ф. Руге “Война на море” - одном из первых полномасштабных исследований морского аспекта Второй Мировой - перехват “Ульма” назван случайностью. Однако определенные вопросы должны были возникнуть у немцев уже после опроса оставшихся в живых членов экипажа. С какой целью три неприятельских эсминца следовали, мягко говоря, необычным курсом (напомним: они появились с левого борта, то есть с северо-восточного направления)? Как объяснить расстрел вроде бы неизвестного судна без традиционного запроса его национальной принадлежности? Да и какова, собственно, вероятность встречи кораблей противников в безбрежных полярных водах?

В то время еще не существовало понятия “Исследование операций”, но были же разведка и штабы, обязанные это проанализировать. Разумеется, ни сам адмирал, ни его коллеги-историки долгое время не имели доступа к архивам британских спецслужб. По действующим в Англии законам, они оставались закрытыми в течение тридцати лет. В открытой литературе завесу тайны в истории с “Ульмом” лишь в 1977 году приоткрыл бывший британский разведчик Патрик Бизли. В своей работе “Разведка особого назначения” он прямо пишет:

“В августе 1942 года, когда из Мурманска возвращались несколько наших эсминцев, …из дешифровок [стало известно], что вблизи острова Медвежий находится немецкий минный заградитель “Ульм”... Адмиралтейство приказало эсминцам, изменив курс на 225?, прочесать указанный район, следуя строем фронта с дистанцией в 10 миль между кораблями. Приказ был отдан без пояснений, но командирам сообщили, что никаких союзных судов в данном районе не будет... Экипажи не поверили глазам, когда через 5 часов после получения радиограммы Адмиралтейства внезапно увидели в арктических водах одинокий “Ульм” и потопили его”.

Таким образом, перехват “Ульма” стал звеном в цепи операций, объединенных общим термином “Ультра”, и роковую роль в его судьбе сыграла британская служба радиоразведки.

“Энигма” и “Ультра”
Ход борьбы немецких шифровальщиков и английских “взломщиков кодов” был одним из самых интересных и запутанных моментов Второй Мировой войны в целом и сражений на морских театрах в частности. И случай с “Ульмом” является лишь небольшим эпизодом в этой борьбе, неким отголоском глобальных событий в войне на море, отражением начинающегося радиоэлектронного противоборства.

В течение всей войны немцы широко использовали для организации шифрсвязи практически во всех видах вооруженных сил шифровальные машины типа “Энигма” (от древнегр. - загадка) для передачи по радио в телеграфном коде сообщений, которыми обменивались боевые и штабные подразделения.

Первые “Энигмы” появились на флоте еще в 1926 году, так как бурное развитие техники повлекло за собой проникновение механизации в область секретной связи, тщательно охраняемую от постороннего вмешательства. Внешне эти машины напоминали большие кассовые аппараты с автономным электропитанием. В “Энигме”, как на обычной пишущей машинке, имелось три ряда клавиш с 26 буквами латинского алфавита, а над клавиатурой были расположены соответственно три ряда лампочек-индикаторов. На передней панели размещались три (позднее четыре) так называемых ротора, которые представляли собой зубчатые колеса с нанесенными по ободу буквами. Через ротор проходили провода, соединяющие 26 контактов на одной стороне ротора с таким же числом контактов на другой его стороне.
Зашифровка каждой буквы производилась путем прохождения электрических импульсов через систему роторов. Пройдя через три ротора, сигнал попадал на так называемый рефлектор - устройство, которое посылало сигналы обратно через те же роторы, но по другому пути. Кроме того, в 1930 году “Энигма” была модернизирована за счет введения штепсельной панели из 26 пар розеток и штепселей, позволяющей производить еще одну перестановку до поступления сигнала на систему роторов.

Таким образом, ключами к “Энигме” являлись:

первоначальное расположение роторов;
установка вращающихся роторов в определенную позицию;
соединение пар розеток при помощи шнуров с вилками;
то есть, общее количество возможных ключей выражалось числом из 92 знаков. Кроме того, периодически происходила смена ключей, а любое сообщение должно было содержать не менее десяти групп по пять букв в каждой, что затрудняло дешифровку математическими методами. На протяжении последующих лет немцы продолжали улучшать и совершенствовать первые варианты “Энигмы”, повышая надежность засекречивания. Дальше других в этом деле продвинулись шифровальщики военно-морских сил.

Перед дешифровальными службами союзников при попытках вскрыть немецкие шифры вставали неимоверные трудности. Проведенные англичанами перед войной теоретические исследования показали, что вскрыть ключи математическими методами было невозможно, если шифратор использовался правильно. Успешное чтение шифропереписки зависело от качества самого перехвата, от знания стандартных языковых оборотов в перехваченных сообщениях и от ошибок немецких операторов связи.

Существуют несколько версий раскрытия тайны “Энигмы”: польская, французская, английская и шведская. Вероятно, есть смысл кратко изложить некую усредненную версию произошедших событий в борьбе за обладание тайнами этой машины. Наиболее вероятно, что начало положила польская разведка в середине 30-х годов, достигнув к 1939 году определенных результатов. Понимая, что их возможности ограничены, поляки решили ознакомить с немецкими тайнами своих, как они надеялись, будущих союзников. На совещании специалистов-криптологов в Варшаве 22-25 июля 1939 года они передали англичанам и французам по одному экземпляру “Энигмы” и все накопленные ими материалы по методам дешифровки, а также некоторые средства автоматизации этого процесса под симптоматическим названием “Бомба” (некое электромеханическое устройство, названное в честь …сорта мороженного, обожаемого польскими специалистами).

После поражения Польши криптографы и специалисты по шифровальной технике перебрались в местечко Гре-Анвервайс под Парижем, где в спеццентре “Бруно” продолжили свою работу под руководством французских офицеров. А после разгрома самой Франции произошла дальнейшая рокировка: центр работы по дешифровке переместился на берега Туманного Альбиона.

Вроде бы нейтральные шведы тоже не оставались в стороне от попыток “расколоть” немецкие шифры. Благодаря совместным усилиям шведской службы радиоперехвата, агентурной разведки, которая добывала экземпляры шифровок и их расшифровки в германском посольстве, и профессора Беурлинга, разгадавшего принцип работы немецкой шифровальной машины, им это удалось! Ну а шеф службы безопасности Швеции майор Тернберг делился информацией с британским военно-морским атташе кэптеном Денхемом, который отсылал свои сообщения в объединенный разведывательный центр (Operational Intelligence Center - OIC или ОРЦ) военно-морского флота. Правда, информация поступала туда с опозданием на 1-2 суток.
Обладание “Энигмой” несколько облегчало англичанам проведение работ по дешифровке, проводившихся с августа 1939 года в местечке Блечли-Парк в 50 милях севернее Лондона, где была расположена Правительственная школа шифрсвязи и дешифровки (Government Code & Cipher School - GC&CS). О серьезном отношении британского руководства к этой проблеме говорит тот факт, что для работы в этом центре была собрана группа виднейших математиков, инженеров, специалистов-криптографов, большинство из которых закончило Кембридж. Таким образом, Блечли-Парк стал своего рода университетским городком.

Одним из таких специалистов был известный математик Алан Тьюринг. По словам его бывшего руководителя, “эксцентричность Алана Тьюринга превосходила только его гений. Во избежание кражи он приковал свою кофейную кружку цепью к батарее парового отопления, а свои сбережения обращал в серебряные слитки, которые закапывал в лесу и не смог найти по окончании войны”.

Тем не менее, этот оригинал на базе польской “Бомбы” разработал схему электромеханического устройства, которое моделировало эффект роторов “Энигмы” с помощью вращающихся барабанов. Они воспроизводили все возможные установки роторов немецкой машины всего за несколько секунд вместо часов, как раньше, и идентифицировали те из них, которые переводили отрывки перехваченного шифротекста в осмысленные фразы. Определив такую установку роторов, устройство само останавливалось.

Эти “машины” под названием “Агнес” имели релейную память и электромагнитные барабаны, и в 1942 году уже шесть подобных устройств работало над разгадкой немецких шифрключей. “Почетная обязанность” обслуживать эти вычислительные установки и слушать шум вращающихся барабанов была предоставлена женщинам из вспомогательной службы.

Позже в распоряжение английских дешифровальщиков поступила усовершенствованная ЭВМ “Колосс”, созданная совместными усилиями интеллектуалов из Блечли-Парка. Это была уже программируемая машина, выполнявшая арифметические и логические операции над двоичными числами. Она была снабжена считывателем с перфоленты и электрической пишущей машинкой. С помощью этих архаичных ЭВМ удалось резко ускорить математические операции при дешифровке немецких радиограмм. Но “Колосс” был создан только в 1943 году, так что в рассматриваемый период англичанам приходилось применять другие методы.

Конечно, возможности перехвата шифрованных радиограмм сильно зависела от наличия широкой сети соответствующих станций радиоперехвата, обладающих необходимыми техническими возможностями. Руководство радиопеленгаторными станциями и станциями прослушивания и записи иностранных радиосигналов “Y” для GC&CS, а также специальным радиоцентром во Фригленде было возложено на 9-й объединенный отдел радиосигналов и разведки управления связи и разведуправления ВМС, которым командовал коммандер Сендвит. Наличие у англичан высокоэффективных станций радиоперехвата подтверждает в своем известном труде Д. Ирвинг.

Сначала британские дешифровщики начали читать радиограммы Люфтваффе (с апреля 1940 года), но широкомасштабно материалы радиоперехвата начали использоваться в Битве за Англию в августе-сентябре. Потом англичане “добрались” и до радиограмм ОКН и ставки фюрера, но морская “Энигма” еще год оставалась для них действительно большой загадкой. Кроме ее конструктивных особенностей, дешифровку усложняло ограничение, введенное командованием Кригсмарине на использование радиосвязи, что снижало количество поступающего для анализа материала.

По свидетельству Бизли, всю административную переписку немцы передавали наземной связью, кроме того, флот всегда старался использовать телефон и телетайп, прокладывая для этой цели кабельные линии связи. В общем, моряки “засекретили свои радиопереговоры плотнее других”. И только расширение сети баз на новых морских ТВД к 1941 году вынудило командование германских ВМС более широко использовать радио.

Как известно, для различных целей в Кригсмарине использовались различные коды и шифры, которым с мая 1941 года стали присваивать специальные кодовые наименования. Наиболее важными немецкими шифрами являлись следующие:

“Гидра” - применялся всеми надводными кораблями на Балтике и в Северном море, а также кораблями, действующими на морских театрах оккупированных территорий. Иными словами, в Норвегии этот шифр использовали тральщики, противолодочные и патрульные корабли, а вначале - и подводные лодки;
“Тритон” - применялся в Атлантике подводными лодками, действовавшими под непосредственным руководством штаба подводного флота (кроме ПЛ, находившихся под командованием группы “Норд”);
“Тетис” - для подводных лодок, проходивших боевую подготовку на Балтике;
“Медуза” - для подводных лодок на Средиземном море;
“Эгир” - применялся всеми надводными кораблями при действии вне Балтийского и Северного морей;
“Нептун” - для тяжелых кораблей при выполнении специальных заданий;
“Зюйд” - для надводных кораблей на Средиземном и Черном морях;
“Слейпнер” - для кораблей при учебных торпедных стрельбах на Балтике;
“100” - для рейдеров, вспомогательных крейсеров и судов снабжения;
“Тибет” - для судов снабжения в дальних водах;
“Фрейя” - шифр ОКМ и военно-морских командований на суше. Конечно, стоит отметить, что для передачи по наземным линиям связи существовала другая система шифров;
“Берток” - шифр для связи между ОКМ и военно-морским атташе в Токио.
Каждый месяц почти все шифры (кроме “Эгира” и “100”) подвергались серьезным изменениям, а мелкие изменения вносились каждые сутки. Кроме того, имела место практика использования коротких условных обозначений. Таким образом, система шифров германских ВМС обладала достаточно высокой надежностью. Надо признать, что у немецких шифровальщиков были основания полагаться на совершенство своей “Энигмы”. Их эксперты-аналитики считали, что применение машинного шифра с переменными кодами и практически бесконечным количеством вариантов завалит дешифровальщиков работой на годы.

При этом они надеялись, что даже в случае попадания в руки противника шифровальной машины со всеми документами, он весьма недолго сможет читать немецкие радиограммы: всего лишь до истечения срока действия регламентирующих шифрсвязь документов, вводимых на строго ограниченный период времени. Тем более что все инструкции печатались на растворимой в воде бумаге, что, вроде бы, гарантировало их уничтожение при попытках захвата. Но англичане, тем не менее, считали (и, как выяснилось позднее, вполне обоснованно) что именно обладание шифрмашиной обеспечит им возможность уверенно читать радиопереговоры противника. Британским командованием была поставлена задача - во что бы то ни стало добыть экземпляры “Энигмы”. За немецкими секретами развернулась настоящая охота.

Сначала на сбитом в Норвегии бомбардировщике была найдена шифрмашина с полным набором ключей. Во время Французской кампании, когда немцы стремительно наступали, одна шустрая рота связи набрала такую скорость, что даже обогнала своих танкистов и въехала в расположение союзников. У командира этой лихой роты была изъята еще одна “Энигма”, но теперь армейская. Конечно, англичане не оставляли усилий в деле получения столь нужной им морской “Энигмы”. К ее тайне они смогли прикоснуться еще в 1940 году: в феврале на “U33” были захвачены два ротора, а в июне на “U13” - даже сама шифрмашина и экземпляр инструкций. Однако, как утверждает Дж.Т.Ричелсон в своей книге “История шпионажа”, все это “не обеспечило даже частного потока расшифровок”.

Не видя очевидного способа проанализировать шифрмашину, англичане задумались над возможностью захвата ключей. Кстати, интересную мысль о захвате подал небезызвестный Ян Флеминг, личный помощник начальника военно-морской разведки Джона Годфри. “Крестный отец” “Ультры” Норман Деннинг (в то время - начальник секции в ОРЦ) так отзывался о будущем создателе мифического Джеймса Бонда: “Многие идеи Яна были просто безумны… но множество вместе взятых с потолка идей озаряла аура возможности, заставляя вас подумать дважды, прежде чем вышвырнуть их в корзину для бумаг”. Так вот, Флеминг предложил имитировать катастрофу некого немецкого судна в Атлантике и захватить реальный корабль, посланный на помощь “терпящему бедствие”. Естественно, из этого диковинного плана ничего не вышло, но положенная в его основу здравая идея оказалась ключом к успеху.

Во время рейда на Лофотенские острова 4 марта 1941 года британской абордажной партией с эсминца “Сомали” под командованием лейтенанта Уормингтона на борту немецкого сторожевика “Кребс”(NN04) были захвачены роторы шифрмашины и разнообразные документы, в том числе таблицы ключей “Энигмы”, позволившие читать немецкие переговоры в течение нескольких недель. Знания, полученные при расшифровке февральских сообщений, позволили дешифровать все военно-морские сообщения за апрель и май 1941 года, хотя продуктивность и оперативность работы оставляли желать лучшего.
В это время сотрудник ОРЦ Гарри Хинсли (будущий официальный историк британской разведки) развил идею Флеминга. На его столе лежали расшифровки донесений немецких разведчиков погоды, на каждом из которых, по его сведениям, были списки ключей и перечислялись настройки шифрмашин на каждый день месяца. А некоторые метеоразведчики имели их на 2-3 месяца в зависимости от продолжительности плавания! Англичане не преминули воспользоваться возможностью “пополнить коллекцию” немецких шифрматериалов. В районе острова Ян-Майен в результате спецопераций, проведенных по данным радиопеленгования, британскими эсминцами “Сомали” и “Тартар” соответственно были перехвачены германские траулеры “Мюнхен” (7 мая) и “Лауенбург” (28 июня), использовавшиеся в качестве судов метеорологической разведки. Поскольку эти траулеры по три месяца курсировали в океане и регулярно передавали сводки погоды, запеленговать их не составляло большого труда.

На борту “Мюнхена” были захвачены: шифрмашина, шифровальная книга ближней связи, кодовая метеорологическая книга и военно-морская координатная сетка! Это был “улов”, принесший огромную пользу англичанам - среднее время между перехватом сообщения и его дешифровкой сократилось с 11 дней (на 21 мая) до 4 часов (на 1 июня). Однако захват “Мюнхена” являлся лишь временным решением, ибо как только срок действия захваченных ключей истек, было необходимо получить новые. На “Лауенбурге” были захвачены ключевые установки уже на июль, в панике оставленные экипажем. В результате этого захвата была обеспечена дешифровка немецких сообщений с августа 1941 года практически вплоть до конца войны. По словам Ричелсона, “англичане при этом надеялись, что немцы будут продолжать считать захваченные корабли затонувшими вместе с криптографическими материалами”.
Но главный “подарок” англичане получили 8 мая 1941 года при захвате германской подводной лодки “U110”. Вот тут-то им в руки попала не только исправная машина, но и весь комплект документов скрытой связи, действовавший до конца июня 1941 года. В результате этой достаточно случайной операции в Блечли-Парке появилась возможность читать немецкие радиограммы, передаваемые с использованием шифра “Гидра”. Даже после истечения срока действия этих документов у англичан возникали только кратковременные затруднения при разгадке новых шифров. Любой месячный ключ германских подводных сил вскрывался за двое суток. Есть мнение, что позднее англичане вынуждены были отказаться от проведения операций по захвату немецких шифрматериалов из-за опасения возникновения у противника подозрений в стойкости своих шифров.

С этим трудно согласиться. Во-первых, они уже достаточно получили на “U110”. Во-вторых, а кого, собственно, можно было захватить в 1942-1943 гг.? Метеоразведкой уже занимались подлодки, а о захвате рейдеров или блокадопрорывателей можно было только мечтать, так как при опасности захвата они предпочитали самозатапливаться, в случае же сопротивления безжалостно уничтожались. Когда же немцы ввели в действие шифр “Тритон”, англичанам только и оставалось надеяться на захват новой шифрмашины, что и было сделано 30 октября 1942 года на борту “U559”. До этого в течение почти целого года даже их ЭВМ не могли им помочь. А если бы храбрые моряки, двое из которых погибли во время этой рискованной операции, не смогли извлечь из тонущей лодки новую “Энигму”? Как бы могло повлиять это обстоятельство не только на дальнейшую борьбу шифровальных служб Германии и Британии, но и на всю Битву за Атлантику? Стоит задуматься, имели ли место в данном случае вышеупомянутые опасения?

Зато в конце войны англичане действительно утратили интерес к “коллекционированию” немецких шифрмашин. С некоторой долей превосходства они, видимо, считали, что немцы уже не смогут придумать ничего принципиально нового, да и дешифровальная техника к тому времени работала безукоризненно. Поэтому в 1944 году они даже не пытались заполучить новейшую “Энигму” с потопленной в Финском заливе подводной лодки “U250”, которая вряд ли представляла большую ценность и для нашего флота, поскольку вычислительной техникой для дешифровки наши службы все равно не располагали. Британские представители запросили лишь информацию об акустических торпедах, четко расставив акценты в своих интересах.

Учитывая большое значение информации, получаемой англичанами в результате дешифровки немецких радиограмм, стоит разобраться в происхождении самого термина “Ультра”, который многие понимают по-разному. Один наш уважаемый капитан 1 ранга договорился даже до того, что посчитал за “Ультру” используемые для дешифровки электромеханические устройства. Реально же этот термин родился в недрах британских спецслужб. Как пишет Бизли, на определенном этапе в ОРЦ пришли к выводу, что необходим способ, “который обеспечивал бы ознакомление с радиограммами, содержавшими дешифрованные материалы, только небольшого числа офицеров”. И вот тогда сотрудник ОРЦ коммандер Колпойз предложил присваивать таким материалам гриф “Ультра”. С чисто английским юмором Бизли замечает, что “вероятно, это было единственное латинское слово, которое смог припомнить бравый коммандер”. Таким образом, термином “Ультра” стала обобщенно называться вся, известная англичанам, секретная информация, полученная при помощи дешифровки. [5]

Расшифрованные радиограммы рождали другую проблему, требовавшую безотлагательного решения: необходимо было обеспечить ознакомление с полученной информацией тех, кто не мог без нее обходиться. Тексты расшифрованных радиограмм из Блечли-Парка по телетайпу направлялись в ОРЦ ВМФ, где эти документы разносились по секциям и далее рассылались по строго ограниченному списку: в Главный морской штаб (ГМШ), командующим Флотом метрополии и заморских военно-морских станций, руководителям Берегового, Бомбардировочного и Истребительного командований и еще нескольким старшим офицерам. Во главе списка значился, как ни странно, Первый морской лорд адмирал Д. Паунд. И тут число британский нюанс - Первый лорд Адмиралтейства не имел допуска в ОРЦ и к его секретам. В Адмиралтействе в списке на рассылку материалов ОРЦ значились: заместители и помощники начальника ГМШ, начальники управлений и их заместители, дежурные офицеры ВМС.

Передача информации производилась при помощи одноразовых шифрблокнотов. Оригинал расшифрованного текста передавался вместе с комментариями ОРЦ, то есть факты и их оценка четко разграничивались. Для исполнителей в целях соблюдения секретности источник информации в обязательном порядке маскировался ссылками на иные источники разведданных. Конечно, далеко не вся информация в системе “Ультра” имела одинаковую ценность и оперативность. Вряд ли радиоперехват и дешифровка сообщения (или сообщений), содержащих информацию об операции “Царь”, были каким-то особо заметным событием на фоне повседневной работы Блечли-Парка и ОРЦ ВМФ по дешифровке радиограмм и сбору разведданных о противнике.

Точки над “i”
Остается вопрос: на каком именно этапе передачи приказаний от разработчиков к исполнителям операции “Царь” произошла утечка информации, приведшая в конечном итоге к перехвату “Ульма”?

Для того, что-бы хоть как-то попытаться ответить на него, необходимо рассмотреть структуру командных инстанций Кригсмарине на северном ТВД, их функции, порядок взаимодействия, а также используемые ими системы и каналы связи. Организация командования германскими военно-морскими силами в целом, и на северном морском театре в частности, в течение войны не только оставалась весьма громоздкой и малопонятной, но и довольно часто претерпевала изменения.

Оперативное командование надводными кораблями и подводными лодками на Севере было возложено на штаб военно-морской группы “Норд” (командующий - генерал-адмирал Рольф Карльс), располагавшийся в Киле, довольно-таки далеко от места событий. Непосредственное руководство операциями в полярных водах было поручено так называемому “Адмиралу Арктики” (адмирал Губерт Шмундт, с августа 1942 года - вице-адмирал Август Тиле). Его штаб размещался в Нарвике на борту штабного корабля “Танга”.
Кроме того, в Норвегии находился командующий надводным флотом (генерал-адмирал Отто Шнивинд), который летом 1942 года размещался на борту линкора “Тирпиц”. Он осуществлял тактическое командование крупными надводными кораблями и в оперативном отношении подчинялся командованию группы “Норд”.

В Нарвике же располагался командующий крейсерским соединением вице-адмирал Оскар Куммец. Имелись в Норвегии и другие командные инстанции, иногда с весьма экзотическими названиями, в переплетении которых порой нелегко разобраться - “Адмиралы побережий”, командиры и капитаны портов, командиры различных флотилий и подразде-лений береговой обороны, а также частей морской авиации.

Связь между различными морскими штабами была организована с помощью телетайпных и телефонных линий, проложенных в тундре на сотни километров, к которым, как немцы надеялись, противник не имел доступа. Однако, поскольку охранять проложенные в тундре линии связи по всей протяженности они физически не были способны, шведские разведслужбы нашли возможность подключиться к ним и черпать оттуда важнейшую информацию о намерениях Вермахта, ВВС и ВМС. Эта информация, получаемая англичанами через атта-ше Денхема, оценивалась как “исключительно важная”.

Все нюансы разработки планов операций в недрах Кригсмарине проследить невозможно. В качестве примера воспользуемся информацией, содержащейся в книге Д. Ирвинга “Разгром конвоя PQ-17”. При согласовании плана операции “Россельшпрунг” адмирал Карльс лично излагал своим подчиненным Шнивинду и Шмундту подробности разработки плана его штабом, а уже потом штаб РВМ одобрил рекомендации группы “Норд” и детализированные предложения командующего флотом. Шнивинд и Карльс обсуждали подробности операции по “Бодо”, подобным же образом общались Нарвик и Киль.

В то же время со штабом РВМ Карльс связывался по телефону - на территории Рейха не приходилось опасаться подключения противника к каналам связи. Главнокомандующий ВМС гросс-адмирал Эрих Редер вел переговоры с Килем по радио, не пренебрегая в ряде случаев и телефоном. По радио же были переданы и зашифрованные сведения об издании приказов для германских линкоров, а потом уже и сами приказы из Киля! Ну и, конечно, для быстроты передачи оперативной информации об обстановке штабам Шмундта, Шнивинда, Куммеца, Руководству войной на море и штабу 5-го воздушного флота Карльс также использовал радио. Не говоря уже о посылке радиограммы Шнивинду с приказом о выходе и маршрутом следования. Таким образом, немцы использовали эфир довольно активно, забывая об осторожности, хотя при этом находила свое применение и телефонная, и телетайпная связь.

Понятно, что подобные увязки и согласования требовали усиленной эксплуатации различных каналов связи, давая противнику возможность проникнуть в замыслы немецкого руководства. Правда, Бизли как-то не акцентирует внимания на дешифровке радиограмм при переговорах высших германских морских инстанций, фиксируя лишь факты перехвата этих переговоров. Столь же легко англичане перехватывали и радиопереговоры между германскими кораблями, находящимися в Вест- и Альтен-фьордах. Разумеется, перед выходом в море сами корабли соблюдали радиомолчание, но зато им потоком шли инструкции и информация от береговых органов командования.

Без особых усилий англичане перехватывали, к примеру, сообщения с германских эсминцев, сопровождавших линкор “Тирпиц” в сентябре 42-го или “Шарнхорст” в декабре 43-го. Сообщения от соединений, находившихся в море, расшифровывались на удивление быстро: в Нарвик - за 1 час, в штаб группы “Норд” - за 2 часа, в штаб РВМ - за 3-4 часа (правда, это уже в сентябре 1943 года). Радиограммы командования германскими подводными силами на Севере разгадывались всего через 3 часа после перехвата, а радиограммы немецких самолетов - немедленно! Перехватывались и дешифровывались даже такие “мелочи”, как приказ моторному тральщику “R121” о следовании к “Шарнхорсту” для доставки контр-адмирала Бея или сторожевому кораблю “V5903” о выходе в море.

Зачастую радиоперехваты из Северной Норвегии были очень ненадежными, но для нас важно отметить, что англичане всю войну продолжали читать шифр “Гидра”, хотя иногда возникали некоторые перерывы из-за сложности разгадывания новых шифртаблиц. Бизли особо подчеркивает тот факт, что этим шифром пользовались в прибрежных водах патрульные корабли и тральщики, сопровождавшие подводные лодки при выходе в море и межбазовых переходах, то есть их сообщения читались регулярно. Из передач, ведущихся при помощи “Гидры” малыми боевыми единицами, англичане черпали информацию о планах по использованию крупных надводных кораблей.
[img]Из вышесказанного можно сделать некоторые выводы о причинах провала операции “Царь”. Какие-то подробности плана операции, вероятно, могли стать известными англичанам от шведов из переговоров между Килем и Нарвиком, осуществлявшихся по кабельным линиям связи. Косвенное подтверждение такой возможности имеется в работе М. Йокипии “Финляндия на пути к войне”. Финский автор сообщает, что шведская разведка раскрыла германские шифры, посему “дипломатические и военные сведения читались подобно открытой книге”.

Британская радиоразведка могла получить сведения о начале операции из различных источников. Во-первых, заградитель при выходе в море сопровождали эсминцы; во-вторых, перед выходом тральщики протраливали фарватеры; в-третьих, подводным лодкам передавался приказ о ретрансляции сообщений “Ульма”. А все перехваченные переговоры уверенно расшифровывались в Блечли-Парке и передавались в ОРЦ ВМФ.

Конечно, нельзя недооценивать значение других видов разведки, особенно агентурной. Правда, сведения о возможностях британской агентуры в Норвегии несколько разноречивы. Бизли в своем труде отмечает слабость норвежской агентуры в начале 1942 года, ее нечеткую организацию и недостаток технических средств, что, вроде бы, компенсировалось докладами с британских субмарин, действовавших у норвежского побережья. Правда, он же признает, что позднее “она [норвежская агентура. - прим. авт.] скажет свое слово”. Д. Ирвинг отмечает, что в районе Альтен-фьорда союзники располагали “очень надежным источником”.

Немецкий адмирал Шмундт также утверждал, что “на основании предшествующего опыта, необходимо предположить, что о передвижении наших военных кораблей постоянно доносили радиофицированные агенты противника”. И все же, несмотря на хорошую информированность британских спецслужб о намерениях противника, перехват “Ульма” по большому счету можно считать действительно случайным. Не окажись в это время в Мурманске группы союзных кораблей, немецкий минзаг вышел бы “сухим из воды”, а британские эсминцы лишились бы сомнительной чести расстрелять практически безоружное судно. [6]

Бизли утверждает, что приказ о перехвате выдало Адмиралтейство, но не уточняет, кто и на каком уровне принял это решение. Ясно одно: это было сделано без участия командующего Флотом метрополии адмирала Джона Тови, который постоянно конфликтовал с Адмиралтейством, протестуя против вмешательства последнего в оперативное руководство. Перехват произошел всего через пять часов после получения радиограммы Адмиралтейства. Предельная оперативность!

Англичан не остановила даже возможность радиоперехвата немцами столь немотивированного и безапелляционного приказа с явным намеком на источник информации, так как времени для маскировки мотивов этого приказа просто не оставалось, хотя обычно при использовании материалов “Ультры” исходные данные вуалировались ссылками на другие источники информации. Это было необходимой мерой, ибо, по словам Ирвинга, “немецкая дешифровальная служба достигла к тому времени [июль 1942 г. - прим. авт.] вершины своей эффективности, и, как теперь известно из немецких архивов, радиограммы Адмиралтейства регулярно перехватывались и дешифровывались”.

На Севере этим занималась рота радиоперехвата 5-го полка связи ВВС, дислоцированная в Киркенесе. Ради чего англичане решили так рисковать, не совсем понятно. Они просто обязаны были допускать, что перехват простого минзага, осуществлявшего второстепенную и достаточно локальную операцию (да еще и не в их собственной операционной зоне), может вызвать подозрения немцев по поводу стойкости своих шифров. В ОРЦ прекрасно понимали, что поскольку других подтверждений о позиции “Ульма” не поступало, сигнал “Ультры” посылать было нельзя.

Однако “шанс был слишком хорош, чтобы упустить его”! Риск оказался оправданным: гибель заградителя не особенно взволновала немцев, ее снова списали на пресловутую “случайность”. Скорее всего, при отсутствии осязаемых военных успехов перехват “Ульма” произошел под лозунгом “на безрыбье и рак - рыба”. Этот эпизод мог выглядеть светлым пятном на общем фоне неудач.

На тайну данного решения могли бы пролить свет офицеры ОРЦ, в частности, младший офицер Гаррисон, который как раз и отвечал за обстановку в норвежских водах. Таким образом, при данных обстоятельствах для завершения статьи больше подходит не точка, а многоточие…




http://www.almanacwhf.ru/?no=8&art=5

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Вс Июн 03, 2007 11:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Копье судьбы Адольфа Гитлера

В первые годы Второй мировой войны немецкие субмарины сражались на океанских, главным образом атлантических, коммуникациях стран антигитлеровской коалиции и одержали там впечатляющие победы. «Серые волки» (так называли себя немецкие подводники) чувствовали себя на морских просторах от Шпицбергена и Восточно-Сибирских островов до Джакарты и Сурабаи как дома. Однако в походы они ходили не только затем, чтобы принять участие в военных операциях. Частенько, особенно в конце войны, немецкие субмарины бороздили океан с задачами весьма нестандартными, а порой и весьма «деликатными». Причем некоторые из этих плаваний, как убедится читатель, отдавали явно выраженным мистическим духом.

Во Второй мировой войне Япония и Германия, ещё в 1936 году подписавшие «Антикоминтерновский пакт», не координировали свои военные действия, но деятельно помогали друг другу поставками стратегически важных материалов, новых образцов оружия и боевой техники, обменивались накопленным боевым опытом. В Токио был создан штаб германских подводных сил, оперирующих в Южной Азии, а на островах Суматра и Ява, захваченных в то время Японией, – четыре немецких военно-морских опорных пункта; здесь базировались немецкие надводные корабли и подлодки, правда, в весьма ограниченном количестве – не более 10 – 15 в общей сложности.

Начиная примерно со второй половины 1942 года немецкие субмарины стали единственным средством сообщения между Германией и её азиатским союзником. Именно немецкие, так как Япония не имела подводных лодок, способных к дальнему (несколько десятков тысяч миль), рискованному плаванию в сложных гидрометеорологических условиях, да ещё и при постоянном противодействии таких мощных флотов, как английский и американский. В марте – мае 1943 года немецкие конструкторы переоборудовали несколько океанских субмарин под грузовые суда, их посылали в Индийский океан дополнительно к обычным, «фронтовым» лодкам, которые приходилось отвлекать от боевых операций против конвоев.

Германские субмарины использовались для транспортировки в Японию оптических приборов, ртути, образцов оружия, немецких конструкторских разработок. В обмен эти же лодки везли из оккупированной Японией Южной Азии стратегически важное сырьё, которого не было в Германии и на захваченных ею территориях: каучук, вольфрам, молибден, олово, хинин... Из 45 подводных лодок, которые привлекались за период войны к таким «челночным» рейсам, погибло 34. Но бывали случаи, когда немецкие субмарины направлялись к островам Страны восходящего солнца с грузом не совсем обычным.

Например, на подводной лодке U-180, командир капитан-лейтенант Отто Музенберг (Otto Musenberg), 9 февраля 1943 года был отправлен в Японию вместе со своим помощником один из руководителей Индийского национально-освободительного движения – Субхас Чандра Босе (Subhas Chandra Bose).

Босе ранее тесно сотрудничал с Ганди и Неру, в 1939 году был второй раз избран председателем Индийского национального конгресса, но разошёлся во взглядах с ними, считая, что в борьбе с английскими угнетателями необходимо опереться на нацистскую Германию. В том же 1939 году Босе сложил с себя полномочия председателя конгресса и через Афганистан и Москву добрался до Берлина.

Нацистское правительство считало, что в борьбе с Британской империей вполне можно сделать ставку на Босе. Гитлер принял его 29 мая 1941 года. Но среди индийского населения Субхас Чандра популярностью не пользовался, и поскольку им заинтересовались японцы, было решено отправить его в этот неблизкий вояж.

23 апреля 1943 года Босе с помощником были переданы на японскую подводную лодку, которая пришла в заранее оговорённую точку встречи к юго-востоку от Мадагаскара. U-180 благополучно вернулась на свою базу на французском побережье 3 июля 1943 года.

Дальнейшая судьба Субхаса Чандры Босе: 4 июля 1943 года он основал в Японии «правительство Индии в изгнании». В августе 1945 года самолёт, на котором он летел на Бирму, бесследно исчез у побережья Китая...

Просматривая список погружаемых перед отплытием в Японию материалов, командир подводной лодки U-234 Иоганн-Генрих Фелер (Johahnn-Heinrich Fehler) не обратил внимания на строку «урановая руда – 560 килограммов». Руда так руда – в те годы об атомном оружии и понятия не имели. Мало ли чего ещё перетащили в лодку матросы...

Среди пассажиров, отправлявшихся в океан, находились два японских офицера, проходивших стажировку в Германии. 15 апреля 1945 года лодка вышла из норвежского порта Берген и достигла уже Средней Атлантики, когда пришла весть о капитуляции Германии. Командир решил сдаться американскому эсминцу, находившемуся в этом районе.

Узнав об этом, оба японских офицера решили покончить жизнь самоубийством. Сначала они намеревались, по древнему обычаю самураев, совершить харакири, но командир лодки убедил их поступить по-другому – наглотаться таблеток люминала.

Американский эсминец привёл лодку в Портсмут. Команду и пассажиров, как военнопленных, естественно, тут же заключили под стражу. Но когда дело дошло до урановой руды, у американского высокого начальства, а затем и у командира субмарины, который представления не имел, какого рода важности груз он перевозил, глаза на лоб полезли от изумления. Выяснилось, что соответствующие немецкие учреждения послали недостающий японцам исходный материал для проводившихся ими работ по созданию ядерного оружия.

Только в 1998 году американцы опубликовали наконец сведения о полученном ими радиоактивном грузе. В нём содержалось примерно 3,5 килограмма изотопа-235 – примерно одна пятая количества, которое необходимо для получения ядерного заряда одной атомной бомбы. Стало известно, что эта урановая руда была использована американскими специалистами программы «Манхэттен» при создании атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года. Таким образом, немцы помогли противнику одержать победу над своим союзником.

говорить о немецких подводных лодках, оперировавших в арктических морях, то следует упомянуть весьма экзотическую гипотезу российского учёного, доктора философских наук В. Н. Дёмина. По его мнению, Карл Дёниц знакомил командиров этих лодок с древними картами, которые долгое время хранились в Иерусалимском храме, были вывезены во время крестовых походов в Европу и достаточно сложными путями попали к нацистам. Карты эти были составлены многие тысячелетия назад, в те времена, когда на севере нынешней Европы и Америки процветала якобы могучая цивилизация, известная под именем Гипербореи (в западных странах, в том числе в Германии, по давней традиции её именуют Туле).

На основании гиперборейских знаний, носящих мистический, эзотерический характер, подводники Дёница создали несколько тайных арктических баз, в которых проводились и доныне непонятные научные исследования. Одна из этих баз находилась в устье сибирской реки Лены. Ещё в 1989 году журналисты «Комсомольской правды» намеревались провести экспедицию в эти места, но грянула перестройка, и этим планам не дано было сбыться...

По условиям акта о безоговорочной капитуляции нацистской Германии, все немецкие подводные лодки, находящиеся в море, должны были немедленно сообщить союзному командованию свои координаты и следовать в указанный им порт. Однако экипажи двух лодок – U-530, командир – капитан-лейтенант Отто Вермут (Otto Wermuth), и U-977, командир старший лейтенант Гейнц Шеффер (Heinz Scheffer), не захотели подчиниться этому приказу. Они, разумеется, не сговариваясь и даже не подозревая друг о друге, ушли... в Аргентину. Почему именно туда? По абсолютно простой причине: оба командира знали, что большая немецкая диаспора в этой стране очень влиятельна. Кроме того, среди немецкого населения ходили упорные слухи, подкрепляемые нацистской пропагандой, что после войны все немцы-мужчины будут обращены в рабов и подвергнутся стерилизации.

Когда Германия капитулировала, U-530 находилась у Нью-Йорка, а U-977 – в норвежских водах. 10 июля 1945 года U-530 вошла в аргентинский порт Мар-Дель-Плата и сдалась аргентинским властям.

U-977 прибыла в этот же порт 7 августа, после рейса, длившегося 108 суток, имея за кормой 7656 морских миль (14 180 километров). Лодка шла вокруг северного побережья Британских островов, вдоль европейских берегов до Испании, Гибралтара, поставив своеобразный рекорд – 66 суток подряд в подводном положении. В стальном корпусе лодки становилось всё жарче, многие моряки находились на грани нервного срыва. Наконец, у островов Зелёного Мыса Шеффер всплыл, сделал четырёхчасовую остановку, дал возможность экипажу подышать тропическим воздухом, даже поплавать в океане, далее он продолжил путь в надводном положении. 3 июля 1945 года пересекли экватор, по этому случаю провели традиционный праздник встречи Нептуна...

Этот поход хорошо документирован, так как Гейнц Шеффер написал о нём в 1952 году книгу, которая несколько раз переиздавалась, а в 2002 году была переведена и на русский язык.

Но надежды экипажей на отдых под пальмами на берегу чарующего моря в окружении прелестных мулаток не оправдались – пошли упорные слухи, что субмарины прибыли в Аргентину после того, как отвезли в убежище, заранее приготовленное где-то в Антарктиде, Гитлера, Бормана, других нацистских бонз, Еву Браун, а также сокровища и документы, представлявшие особую ценность для Третьего рейха. Экипажи были арестованы, вывезены в Англию, начались усиленные, длившиеся много месяцев допросы. Следствие в конце концов пришло к выводу, что слухи эти не обоснованы.

Шеффер, вернувшийся в 1950 году в Аргентину, в упомянутой выше книге категорически отрицает, что обе субмарины, U-530 и U-977, принимали участие в каких-то нацистских секретных операциях. Причину ухода в Аргентину он объяснил так. Во-первых, подводники были молоды и склонны к авантюрным приключениям. А во-вторых, в принятом ими решении далеко не последнюю роль играло стремление отсидеться в тяжёлое послевоенное время вдали от разорённой, изнурённой войной Германии.

На версии о том, что Гитлеру и его приспешникам удалось всё же бежать в Антарктиду, причём именно на подводной лодке, казалось бы, можно раз и навсегда поставить жирный крест, но она оказалась на удивление живучей. После войны с завидной регулярностью стали появляться посвященные этой теме книги и публикации в массовых изданиях.

Первым, кто начал усиленно муссировать тему, причём сразу же после войны, был чилийский дипломат, писатель и философ Мигель Серрано (Miguel Serrano), несомненный и активный сторонник нацизма. Серрано стал основателем так называемого «эзотерического гитлеризма», в котором причудливо сочетаются основы национал-социализма и оккультные начала. До сих пор, несмотря на преклонные годы (ему уже 90 лет), Серрано жив и здоров, активно печатается и много разъезжает по миру, пропагандируя свои взгляды...

В 1988 году немецкий журналист Вильгельм Бернхарт (Wilhelm Bernhart), причисляющий себя к членам экипажа U-530 (как выяснилось, это неправда), написал книгу, в которой утверждал, что перед отплытием на лодку погрузили шесть загадочных бронзовых ящиков, которые она доставила на приготовленную заранее базу в Антарктиде.

Американские историки Ладислаус Фараго (Ladislaus Farago) и Луис Шнайдер (Louis Schnyder) в книге «Гитлеровская элита» (1989 год) высказывают мнение, что Борману всё-таки удалось вырваться из осаждённого Берлина, а затем на подводной лодке уйти от возмездия.

От сведений, сообщённых перечисленными и другими авторами, можно было бы отмахнуться, как от недостоверных, многие исследователи так и поступают. Но ради исторической объективности следует отметить, что подозрения в том, что немецкие подводники вывезли Гитлера и его приспешников из обречённой Германии, родились далеко не на пустом месте.

Прежде всего, хорошо известно, что главнокомандующий германским ВМФ гросс-адмирал Карл Дёниц в октябре 1944 года, выступая перед кадетами военно-морского училища в Лабое (неподалёку от Киля), заявил буквально следующее: «Германский подводный флот гордится тем, что далеко на краю земли он построил для фюрера земной рай, неприступную крепость».

После войны труп Гитлера, как известно, не был достаточно надёжно идентифицирован (у Гитлера было, как минимум, пять двойников, во дворе рейхсканцелярии нашли его предполагаемые обгоревшие останки), и, конечно же, неслучайно Сталин на Потсдамской конференции (17 июля – 2 августа 1945 года) несколько раз задавал вопрос: где находится Гитлер? Не найден был также и Борман, и целый ряд других нацистских сошек помельче. Тут-то и вспомнили о высказывании Дёница. Обратились к нему, но адмирал и в ходе Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками (20.11.1945 года – 1.10.1946 года), и уже затем, сидя по приговору Нюрнбергского суда в тюрьме (из которой он вышел через 10 лет), отделывался весьма туманными замечаниями и унёс тайну с собой в могилу (умер он в 1980 году).

Не получив вразумительного ответа от Дёница, стали размышлять – где могла располагаться эта самая «неприступная крепость»? Вспомнили, что ещё осенью 1938 года Германия стала проявлять ничем не объяснимый интерес к Антарктиде, начав подготовку первой в истории немецкой экспедиции на этот материк под руководством известного океанолога Альфреда Ричера (Alfred Ritscher). Для этой цели была выбрана плавучая база гидросамолётов «Швабенланд».

Судно достигло Антарктиды в районе нынешней Земли Королевы Мод 19 января 1939 года. Научные исследования проводились с борта судна при помощи двух гидросамолётов, они обследовали огромный район Южного континента от 13 градусов западной долготы до 22 градусов восточной долготы, сделали более 11 000 фотоснимков, охватывающих примерно 360 000 квадратных километров. Весь этот район получил название Новая Швабия.

Название это участники экспедиции дали району не только потому, что хотели увековечить имя своего судна, но и с ярко выраженным подтекстом. Поясню: швабы (алеманны) – немецкоязычные племена, населявшие в раннее средневековье территории Вюртемберга, Южного Бадена, Эльзаса, часть Швейцарии, часть Баварии; ныне Швабией традиционно называется один из районов Баварии. Таким образом, была заявлена территориальная принадлежность открытых земель к Третьему рейху; над всей территорией, которую облетали самолёты, было сброшено громадное количество металлических пластинок с изображением германского флага со свастикой.

Во время одного из последних полётов командиру самолёта Ширмахеру (Schirmacher) посчастливилось совершить ещё одно открытие – он заметил уникальный участок природы с удивительным для Антарктиды ландшафтом, в полном смысле этого слова оазис, названный его именем. Оазис свободен ото льда, обладает очень мягким микроклиматом и несколькими незамерзающими озёрами пресной воды.

И вот здесь возникают закономерные вопросы – почему это вдруг менее чем за год до войны кому-то в Германии понадобилось исследовать студёные, необжитые, малодоступные пространства где-то у чёрта на куличках? И почему экспедиция подчинялась напрямую Герману Герингу, который с октября 1936 года исполнял обязанности уполномоченного по четырёхлетнему плану подготовки Германии к войне?

Члены экипажа «Швабенланда», инженер Зиверт (Siewert) и судовой плотник Веренд (Wehrend), позднее вспоминали, что после окончания экспедиции судно регулярно, раз в три месяца, вплоть до начала войны, посещало открытые земли, доставляя туда – что бы вы думали? – оборудование, необходимое для крупного строительства в горах, в том числе для бурения тоннелей в вечном льду, рельсовое снаряжение и вагонетки. Руководитель экспедиции Альфред Ричер, умерший в 1963 году в возрасте 90 лет, не оставил по этому поводу никаких разъяснений. Так что же они там строили?..




Холодное убежище
И всё-таки версия о том, что Гитлер и его приспешники воспользовались вышеуказанными подводными лодками, чтобы уйти от возмездия и бежать в неведомые антарктические края на подготовленную заранее базу в Новой Швабии, кажется неубедительной.

Начать с того, что обе субмарины были далеко не в лучшем техническом состоянии, особенно U-97. Спущенная на воду 31 марта 1943 года в Киле, лодка три раза сталкивалась с другими судами, имела повреждения прочного корпуса (от качества прочного корпуса зависит безопасность лодки под водой) и была сразу же переведена в разряд учебных. Кроме того, объём электрических батарей U-977 составлял 70 процентов от нормального.

Экипажи субмарин возглавлялись командирами, не имеющими опыта самостоятельного плавания в сложных условиях. Так, Отто Вермут (U-530) принимал участие в выходах в море только в качестве вахтенного офицера. Гейнц Шеффер (U-977), хотя и имел на своём счету четыре боевых похода, в том числе к Гвинейскому заливу, но также в качестве лишь вахтенного офицера. Лодкой в самостоятельном дальнем плавании он не командовал. Поэтому думается, что, если бы Гитлер и впрямь задумал спасаться бегством под водой, Карл Дёниц предоставил бы в его распоряжение, во-первых, новую подводную лодку (а они были, о них пойдёт речь далее), а во-вторых – опытного, знающего и заслуженного командира.

Например, к этому времени был ещё жив Вольфганг Лют (Wolfgang Lueth). Он в годы войны командовал четырьмя подводными лодками, совершил шестнадцать боевых походов, один из них (на U-181) длился семь с половиной месяцев, провёл в общей сложности 609 суток в море, потопил 47 судов общим водоизмещением 229 000 тонн. Лют занимает второе место в списке наиболее результативных немецких командиров-подводников. Он был последовательно был награждён Рыцарским Крестом, Дубовыми Листьями, Мечами и Бриллиантами. Такими отличиями было отмечено лишь два офицера ВМФ.

Здесь будет к месту упомянуть, что не только служба, но и повседневная жизнь на подводных лодках в океанском плавании в годы войны была необычайно тяжёлой. И вряд ли 56-летний, полуразвалина в конце войны, Гитлер, страдавший, как известно, морской болезнью, мог перенести переход в море, который продлился бы три месяца и более, да ещё и под водой. Я уже не говорю об изнеженной, привыкшей к деликатному обращению Еве Браун.

К этому следует добавить, что после Второй мировой войны в том районе Антарктиды, где якобы готовилось убежище для Гитлера, были проведены десятки научных экспедиций. В январе – марте 1947 года здесь побывали американцы во главе со знаменитым полярным исследователем и лётчиком адмиралом Ричардом Бёрдом (Richard E. Byrd), под его началом состояло 13 судов, в том числе авианосец с 25 самолётами палубной авиации, ледокол, подводная лодка, а также 15 тяжёлых транспортных самолётов. Затем в этом полярном регионе многие годы работали учёные из Норвегии, ЮАР, СССР, ГДР, Индии, он изучен вдоль и поперёк, о присутствии здесь посланцев Третьего рейха не может быть и речи.

Но даже если бы база, расположенная где-то здесь, и существовала, остаётся в высшей степени проблематичным всё, что связано с регулярным её снабжением всем необходимым для повседневной жизни, прежде всего продовольствием, топливом, источниками энергии. Невозможно себе представить, что остались бы незамеченными рейсы судов, подводных лодок, осуществляющих их обеспечение. Не говоря уже о том, что столь же проблематичен вопрос – может ли долго выдержать человек эти природно-климатические условия, даже если он живёт и в оазисе.




Рай для чудовищ?
Вместе с тем отрицать полностью возможность того, что Гитлер «со товарищи» сумел спастись бегством из окружённого Берлина и направиться в уединённое местечко «далеко на краю земли», не следует, как не следует отрицать и того, что основным средством спасения всё-таки, при всех тех возражениях, которые я привёл, могла быть субмарина.

Да, субмарина, но отнюдь не U-530 и не U-977, а совсем другого типа. Например, океанская подлодка XXI серии, водоизмещением более 1800 тонн, которая разрабатывалась в Германии ещё с середины 1943 года. Для плавания под водой она имела электрические моторы и аккумуляторные батареи с несравненно большей, чем у прежних лодок, мощностью, а также ряд других крупных новшеств.

По таким важнейшим боевым характеристикам, как подводная скорость, дальность обнаружения судов, глубина погружения, эта лодка стала явным прорывом военно-морской научно-технической мысли. Условия жизни в море на этой лодке несравненно отличались в лучшую сторону от прежних типов подводных кораблей.

К концу 1944 года немцы, по данным союзных разведок, намеревались спустить со стапелей 131 лодку ХХI типа. Союзники изо всех сил препятствовали успешному выполнению этой программы. И всё-таки две подводные лодки этой серии сумели выйти в море – U-2511 под командованием капитана третьего ранга Адальберта Шнее (Adalbert Schnee), награждённого Рыцарским Крестом с Дубовыми Листьями, покинула северо-норвежский порт Берген 30 апреля 1945 года. А 3 мая 1945 года из Вильгельмсхафена вышла U-3008 (бои в это время шли на расстоянии 30 километров от города) с опытным командиром капитан-лейтенантом Гельмутом Манзеком (Helmut Manseck). Обе лодки показали в море и вправду выдающиеся тактико-боевые качества, легко уклоняясь от кораблей союзников. Они не успели произвести ни одного торпедного выстрела и после капитуляции Германии сдались союзным властям.

На немецких верфях в конце войны и сразу же после неё были обнаружены 120 подводных лодок ХХI типа, готовых к спуску со стапелей, а на базах в Германии и Норвегии находилось определённое количество таких лодок, укомплектованных экипажами, – цифры, приводимые историками, разнятся от 12 до 51.

Здесь-то, в этой чересполосице, и скрыта возможность того, что под самый занавес войны одна или несколько таких «неучтённых» лодок могли «под шумок» запросто «слинять», чтобы, на полном пределе своих несравненных мореходных качеств, перевезти кого надо и куда надо под водой.

И вот теперь самое время вспомнить: экипажи подводных лодок U-530 и U-977 были заподозрены в том, что они участвовали в этой тайной операции, с подачи уже упоминавшегося Мигеля Серрано. Но вместе с тем есть все основания полагать, что, хорошо понимая, насколько несостоятельна выдвинутая им гипотеза, он с умыслом горячо её отстаивал, поскольку тем самым хотел сознательно отвлечь внимание от подлинного места расположения «неприступной крепости» фюрера. Но если эта крепость размещалась не в Антарктиде, то где же?..

Один из гораздо более вероятных вариантов – Южная Америка, хотя бы уже потому, что здесь было много тех, кто явно и откровенно симпатизировал Гитлеру. В том числе, между прочим, правивший в Аргентине с 1946 по 1955 годы президент (1944-1945 годы – вице-президент) Перон (Peron), основавший авторитарно-националистический режим, некоторыми чертами напоминавший тот, что был установлен Гитлером в Германии.

Известно, что уже перед Второй мировой войной правительство Германии и руководство РСХА (Reichssicherheitshauptamt – Главное управление имперской безопасности, руководящий орган политической разведки и государственной безопасности Третьего рейха) приобрели в Аргентине, Уругвае, Чили и Парагвае достаточно обширные участки земли, ещё и сегодня, к примеру, в Аргентине находится в немецком владении площадь, равная Баварии.

Здесь, в этой огромной стране площадью 2767 тысяч квадратных километров (она простирается от 22 градусов до 55 градусов южной широты, протяжённость с севера на юг – 3700 километров) и населением всего 34 миллиона человек, причём половина из них живёт в столице Буэнос-Айресе и его окрестностях, вполне возможно было найти укромный, незаметный для чужих глаз уголок для фюрера, а с учётом симпатий правящих кругов к Гитлеру и большого количества давно укоренившихся здесь немецких эмигрантов (немецкая диаспора в то время насчитывала около 230 000 человек), имеющих деньги и связи, организовать полнокровное обеспечение его базы всем необходимым для жизни и полноценного, здорового быта, а также сделать всё, чтобы база эта была не раскрыта.

Показательно, что именно в Аргентине нашли убежище многие из видных нацистов, в том числе один из главных организаторов Холокоста Адольф Эйхман и врач-изувер из Освенцима Йозеф Менгеле.

Подводные лодки ХХI серии, которые вполне могли прибыть в страну, сделали бы это, разумеется, в обстановке полной секретности – огромная протяжённость побережья, малая его населённость вполне позволяли сделать это.

Прибытие в Аргентину новейших подводных лодок немецкого ВМФ вполне вероятно ещё и потому, что эта страна в 1940-е годы проявляла большой интерес к приобретению образцов немецкой техники и технологий.




Договор с дьяволом
И напоследок ещё одна гипотеза, имеющая прямое отношение к нашей теме. Её выдвинул российский исследователь Антон Первушин. Чтобы понять её, надо знать следующее. В Западной Европе с незапамятных времён существует эзотерическая традиция, связанная с легендой о «копье судьбы» – так принято называть копьё, принадлежавшее центуриону Гаю Кассию (Лонгину), который участвовал в распятии Иисуса Христа в качестве представителя проконсула Понтия Пилата – «один из воинов копьём пронзил Ему рёбра и тотчас истекла кровь и вода», сказано в Евангелии от Иоанна. Считается, что когда Гай Кассий нанёс свой знаменитый удар «милосердия», у него излечилась катаракта. Прозревший Лонгин стал христианином и был почитаем, как герой и святой. С копьём, ставшим одной из важнейших реликвий христианского мира, связано поверье: тот, кто объявит его своим и откроет его тайну, возьмёт судьбу мира в свои руки. В средние века некоторые германские императоры владели копьём и верили преданью. Наполеон потребовал это копьё к себе после победы при битве у Аустерлица. После разгрома наполеоновских войск наконечник копья был вывезен в Вену.

Юный Адольф Гитлер увидел «копьё судьбы» в музее Хоффбург в Вене, предположительно в 1912 году, оно сразу же произвело на него мощное впечатление. Почерневший от времени железный наконечник покоился на ложе из красного бархата, длинное и тонкое остриё поддерживалось металлическими подпорками. Гитлер много раз посещал музей, и однажды у витрины с копьём ему явился сверхчеловек, которому, как позднее писал Гитлер, он предложил свою душу, чтобы она стала инструментом его воли. Некоторые демонологи считают, что Гитлер таким образом подписал договор с дьяволом и копьё играло в этом договоре важнейшую роль. К слову, Гиммлер ещё в 1935 году заказал себе очень точную его копию и хранил её при себе.

После аншлюса копьё доставили в Нюрнберг, Гитлер во время ежегодно проводимых здесь партийных съездов не менее чем по часу созерцал его в одиночестве, как бы возобновляя, укрепляя давно заключённое мистическое соглашение со сверхъестественными силами. В конце войны копье было спрятано в тайнике вблизи Нюрнберга.

Антон Первушин всерьёз верит в мистическую силу копья, указывая, что Гитлер не случайно покончил с собой 30 апреля 1945 года, то есть именно в тот день, и даже более того – в тот час, когда офицеры из специального подразделения 7-й армии США нашли тайник и вскрыли его. 4 января 1946 года реликвия была отправлена в Вену, в музей Хоффбург, где в зале сокровищ находится и сегодня.

Так вот, Первушин полагает, что в шести бронзовых ящиках, погруженных в начале апреля 1945 года на подводную лодку U-530, размещались «копьё судьбы» и другие раритеты Третьего рейха. Достигнув Новой Швабии, подводники нашли ледяной тайник, оборудованный ещё экспедицией Ритчера, аккуратно уложили их там, после чего U-530 сдалась союзным властям в Аргентине.

Что же касается U-977, то она имела другое задание – перевезти в этот же тайник прах Гитлера и Евы Браун. А в музее Хоффбург, по мнению Первушина, хранится та самая копия копья, которую в своё время заказывал Гиммлер...



http://www.rg-rb.de/2003/19/unterwasser.shtml

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Пт Июн 15, 2007 9:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
U-29

U-29 (Тип VII-A). Заложена 2.1.1936 на верфи "АГ Везер" (Бремен). Спущена на воду 16.11.1936.
Входила в состав 2-й (с 16.11.1936), 24-1 (со 2.1.1941), 23-й (с 1.9.1943) и 21-й (с 1.12.1943) флотилий.
Совершила 7 боевых походов, в ходе которых потопила 12 кораблей (общим водоизмещением 85 265 т), в т. ч. 17.9.1939 британский авианосец "Корейджес" (22 500 т; погибло 518 чел.).

Последние месяцы использовалась в качестве морской цели. Затоплена экипажем 4.5.1945 в заливе Кюпфермюлен. В 1948 подняты и разобрана на лом.
Командиры: капитан-лейтенант Гейнц Фишер (16.11.1936-31.10.1938), Георг Гейнц Михель (1.11.1938-3.4.1939); капитан-лейтенант Отто Шухарт (4.4.1939-2.1.1941); обер-лейтенант Георг Лассен (3.1.1941-14.9.1941); Генрих Хасеншар (15.9.1941-5.5.1942); обер-лейтенант Карл Гейнц Марбах (6.5-30.601942); обер-лейтенант Рудольф Цорн (15.11.1942-20.8.1943); обер-лейтенант Эдуард Ауст (21.8-2.11.1943); обер-лейтенант граф Ульрих Филипп фон унд цу Арко-Циннеберг (3.11.1943-17.4.1944).


http://torpedo-los.narod.ru/u-29.html



u-29return2.jpg
 Описание:
 Размер:  38.07 KB
 Просмотров:  12692 раз(а)

u-29return2.jpg



u-29return.jpg
 Описание:
 Размер:  33.43 KB
 Просмотров:  12692 раз(а)

u-29return.jpg



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Katran
Рядовой штрафбата


Зарегистрирован: May 10, 2007
Сообщения: 1965
Откуда: Europe
Репутация: 15

СообщениеДобавлено: Пт Июн 15, 2007 9:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
U-47

U-47 (Тип VII-B).
Заложена 25.2.1937 на верфи "Германиаверфт" (Киль). Спущена на воду 17.121938. Входила в состав 7-ой флотилии. Совершила 10 боевых походов, в ходе которых потоила 31 корабль (общим водоизмещением 191 918 т), в т. ч. 14.10.1939 в Скапа-Флоу британский линейный корабль "Ройал Оук" (29 150 т), и повредила 8 кораблей (62 751 т).

Командир: корветтенкапитан Гюнтер Прин (17.12.1938-8.3.1941)


http://torpedo-los.narod.ru/u-47.html



crewofu-47.jpg
 Описание:
Команда
 Размер:  32.92 KB
 Просмотров:  12691 раз(а)

crewofu-47.jpg



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Благодарности
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Das Dritte Reich -> Военно-морской флот (Kriegsmarine)
Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 2 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прилагать файлы к сообщениям
Вы можете скачивать файлы






Forums ©

Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Сайтов YandeG
drittereich.info © since 2006
http://top.mail.ru/jump?from=1082649http://top.mail.ru/jump?from=1082649\143o\144\145